Свой человек

Егор Трескин Человек с характером и верой в успех

беседовали — дарья ильенкова, екатерина тенетова

фото — иван лягачев

благодарим салоны красоты @felice_club и @bonbon_arh за макияж и причёски для ведущих



Он помнит, как катался на велосипеде по набережной, как ловко прыгал с друзьями по гаражам… но в 7 лет что-то сломалось. Три года он не ходил. Сегодня Егор на костылях медленно перешагивает лужи на осенней Чумбаровке, но профессионально летает в Интернете и за рулем автомобиля по нашей необъятной.

Инвалидность не сломила врождённого оптимизма и не помешала открыть свой бизнес в сфере информационных технологий. Сегодня Егор — предприниматель с 20-летним стажем. Он создал рабочие места для 130 человек!

Мы поговорили с Егором о северной фамилии, о выгоде и свободе, и о том, как получилось пройти от сотрудника библиотеки до руководителя своей компании — крупнейшего партнера фирмы «1С» в Архангельской области — -«АРБИС: Прикладные решения».

Екатерина Тенетова: Мы хотим найти код северного мужчины. Нам особенно интересно, из чего сделаны наши сильные люди, что помогает идтивперед и покорять суровые горы реальности. Конечно, мы обратили внимание на фамилию Трескин. Наша?

Егор Трескин: Да, это фамилия по линии отца. Все мои родственники — и бабушки, и дедушка из Архангельска. Я тоже родился и вырос в городе трески (улыбается).

Дарья Ильенкова: В связи с рядом событий у меня друзья, знакомые переехали или планируют. Тем более предприниматели, которые могут дистанционно вести свой бизнес. Что мотивирует оставаться?

Егор: Смотрите, Даша. Я не боюсь трудностей и препятствий.

Предприниматели — люди рациональные.

-Предприниматели не тонут вместе с кораблем. Они пытаются спастись и спасти свои команды. Это нормально и правильно. С одной стороны, для меня ценно  ощущение свободы — что задумал, то и делаешь. Во-вторых, ощущение того, что ты можешь менять мир вокруг себя, быть полезным и влиять на других людей.

Отчасти я не стремлюсь сбежать из Архангельска, потому что могу дистанционно работать на разных рынках, реализовывать проекты международного уровня. Раньше мы работали с теми, кто совсем рядом, потом масштаб области, сейчас масштаб России и другие страны. И мы выходим за границы своей территории.

Туристом я повидал десяток разных стран, но по-прежнему люблю свой город и нашу Архангельскую область. Любовь эта — от места рождения и отчасти по генам: в конце 50-х мой дед был руководителем Вельского района, а затем 10 лет руководил партийной комиссией Архангельского обкома КПСС.

Это было то время, когда у нас появился ж/д мост через Двину, обустроена гранитная набережная, росла промышленность! И мне хочется внести свой вклад в улучшение жизни нашего края, отдавая тем самым дань памяти деду.

Дарья: Да, технологии очень меняются. Бизнес сегодня и 20 лет назад изменилсядо неузнаваемости. Как всё начиналось?

Егор: Начиналось всё в детстве. Мне нравилось конструировать бомбочки, ракетки. Тогда не было роботов. Ты берешь фольгу, крошишь спички, соединяешь с детской железной дорогой, и получается ракетный двигатель! Запуск! Едет поезд. Или взрыв! И радость! (Смеется)

В 90-е годы не было такого обилия «игрушек», гаджетов, это подвигало фантазировать и создавать что-то своё. Скучно не было. Обычное детство советского ребенка. Была возможность придумывать. Мы много читали. Сначала мама — мне, потом я сам книгу за книгой. Даже и без картинок. Дети сегодня мало читают.

 

ЕГОР ТРЕСКИН

  • Избран членом правления архангельской межрайонной организации всероссийского общества инвалидов
  • Постоянный спонсор спортивных и культурных мероприятий
  • Активный участник и эксперт от предпринимательского сообщества по вопросам выравнивания конкурентных условий для бизнеса арктических территорий
  • Компания «Арбис» трижды становилась лучшим предприятием в сфере «инновации»
  • 130 сотрудников
  • 1000+ клиентов

Для меня важна ценность свободы.
К бессмысленному набору правил я не могу приспособиться, поэтому мне сложно жить здесь.
Мы движемся к Северной Корее.

 

Екатерина: Дети, подростки и взрослые в гаджетах. Ты быстро начинаешь быть зависимым, ловишь картинки, новые приложения. Но есть проблемы придумывать что-то самостоятельно.

Егор: Да, сегодня у детей очень раннее знакомство с Интернетом. Проблема в том, что тебе не нужно воображать. Это очередная смена парадигмы мира. Люди раньше боялись электричества, когда появилось кино, сказали, что театр умрет, сегодня Интернет. У нас постоянно переключается внимание, мы отучаемся фокусироваться на важном.

В 13 лет у меня появился первый компьютер. Я много играл, но и стремился познать — что внутри, как работает. Как игру создать самому. Помню, известную стрелялку, которая работала от клавиатуры, мы с друзьями перепрограммировали, и она стала работать от джойстика.

Образование, самообразование, опыт работы программистом — сначала в библиотеке имени Добролюбова, потом в фирме «Альфа-Норд» — всё это вело к созданию собственной IT-фирмы.

«АРБИС» в 2002 году — это три увлечённых парня, компьютеры, принтер и «офис» в квартире родителей. Сейчас это компания в 130 человек, которая занимается продажами делового софта, а также разработкой программ для разных заказчиков, в т. ч. и для самой «1С». Входит в рейтинги «1С» от ТОП-10 до ТОП-50 по всей России.

Екатерина: Специалистов в Архангельске все меньше, и это становится проблемой. Как вы ищете новых сотрудников?

Егор: Предприниматель проблему превращает в решение. Мы сделали так же — стали находить и готовить кадры себе сами. Начали сотрудничать с нашим университетом САФУ им. М.В. Ломоносова. Уже 10 лет существует наша программа «Учись с АРБИС» — программа профессиональной подготовки студентов, погружения в профессию.

С 2017 года мы стали базовой кафедрой университета по корпоративным информационным системам. Десятки выпускников САФУ, проходивших практику и стажировку в ЗАО «АРБИС», занимали призовые места в соревнованиях по программированию и получили работу после окончания вуза. Компания — победитель конкурса правительства Архангельской области «Лучшее предприятие» в сфере «Инновации» за 2013, 2014 и 2015 годы.

Екатерина: Ты менеджер, руководитель или профессионал в IT-сфере?

Егор: Я уже далеко не профессионал. Лично не программировал давно. Сегодня не осталось даже тех систем, в которых я работал.

Я не лучший менеджер и специалист. Но я очень дорожу теми, кого нахожу и с кем вместе мы работаем. У нас компания — 130 человек. Все связаны. Когда ты много лет вкладываешь в развитие своего дела, тебя воспринимают на рынке как надежного партнёра. Складывается репутация. Нашей компании 17 лет. Люди придут работать, скорее, в стабильную компанию, а не на стартапы, которые появляются и исчезают.

Я предприниматель, тот, кто находит идеи и людей и заражает людей идеями. Предприниматель — это вспышка, озарение. Это как топливо в котел.

Дарья: Это понятно (смеется). Но ты говоришь, нужно в бизнесе уметь заряжать других людей. Как себя зарядить?

Егор: Это природное. И это должно идти изнутри. Я не хочу гордиться, что из всех людей 5% имеют склонность к предпринимательству. Но это явно не у всех есть. Мне кажется, у меня это есть.

Дарья: Все герои нашей рубрики позиционируют себя как оптимисты. Неужели на тебя не накатывает печаль? За окном уже неделю идет дождь.

Егор: Мне часто бывает грустно. Но ты не должен быть заложником своего настроения. Ты должен уметь управлять своими радостями и печалями. Меняй круг людей. Меняй поведение. Человек сам ответственен перед собой.

Дарья: А у тебя есть формула успеха?

Егор: Вера в успех. Нельзя собрать людей вокруг себя и унылым голосом сказать: «Ну мы должны достичь больших результатов». Если ты заряжаешь других людей — вы вместе бежите к результату!

Нужно вкладываться в людей. Это проблема бизнеса и государственного управления. Сегодня мы живем короткими горизонтами. Никто не живет и не планирует на 10–20 лет вперед, поэтому не получается консолидировать ни деньги, ни ресурсы. Все живут сегодняшним днем. Придумывают сомнительные проекты, не оценивая их влияние на мир вокруг. А мы должны улучшать мир. И предприниматели, и чиновники.

К сожалению, за последние пару лет ухудшилось качество жизни в нашем регионе. Население думает о своем будущем, и поэтому происходит отток.

Екатерина: Да, сложно, всем нужен результат здесь и сейчас. Как вы выбираете сотрудников? Какой принцип создания сильной команды?

Егор: Раньше мы нанимали людей по профессии. Но потом мы поняли, что человека можно научить профессии, но крайне сложно изменить. Жены и мужья друг друга не меняют, что уж находиться в иллюзии, что работодатель изменит сотрудника. Нанимать надо по ценности. У каждой работы должен быть смысл, который ты разделяешь.

Должна быть хорошая цель, чтобы увлекать других. Когда мы с партнерами начали искать ответ на эти вопросы, чуть катастрофа не произошла! (Смеется) Мы три недели не могли друг с другом разговаривать. Это открытие своего мира, признание. Все люди разные, а бизнес общий. И мы сформулировали ценности. Мы пришли к выводу, что нужно нанимать людей с похожими ценностями. Если вы совпадаете по внутреннему миру — вы усилите друг друга.

Дарья: А лично для тебя какая важна ценность?

Егор: Для меня важна ценность свободы. К бессмысленному набору правил я не могу приспособиться, поэтому мне сложно жить здесь. Мы движемся к Северной Корее.

Дарья: Егор, такой вопрос. Как болезнь на тебя повлияла? На твой характер?

 

 

Егор: Человек — существо адаптируемое. Когда я оказался в условиях, что мне стало что-то недоступно, я адаптировался. Мне, конечно, неудобно, что я девушку не могу на руках пронести или пробежать быстро, но и без этого можно жить.

Я родился абсолютно здоровым ребенком. Проблемы с движением начались в первом классе. В 12 лет мне сделали операцию, после чего я смог двигаться только на костылях. Потом почти три года я был без движения. Потом еще операция. Первые шаги спустя три года без движения — это кайф… Сейчас передвигаюсь самостоятельно.

Я предприниматель, поэтому стараюсь решить проблему. С этим просто нужно что-то делать. Сегодня я хожу к своему тренеру в зал и на лечебный массаж. Это меня поддерживает в нормальной физической форме. И технологии развиваются. У меня еще есть шанс улучшить свою свободу в части движения.

Екатерина: Несмотря на трудности, ты объехал всю Архангельскую область. Какая она внутри?

Егор: Да, когда мы начинали работать, не было социальных сетей, Интернета, и единственный способ добраться до клиента — сесть в поезд или на машину и доехать самостоятельно. Мы много работали с предприятиями области. Практически по всем районам. Сегодня работаем удаленно.

Наш край очень красив и богат. Но эта территория по трагическому стечению обстоятельств оказалась не в тех руках. Нет горизонта планирования.

Дарья: Тоже много ездила по региону в командировки. Природная красота и социальная разруха. Деревня умирает. Вы видели когда-нибудь мертвую деревню? Вековые заколоченные дома? Я видела в Верхнетоемском районе. Это пугает. Мне нравится, что ты не стал ждать помощи от родителей, от государства, не убежал в поисках лучшей жизни, а сделал под свои интересы и компанию, и рабочие места для других.

Егор: Люди постоянно думают: «уехать!» Эта мысль разрастается, как раковая опухоль. Но это не выход! Ты уехал из поселка в районный центр, из района в столицу и снова думаешь — «уехать!» Сколько можно бегать? Хорошо должно быть здесь. Всё зависит от тебя.

Это от того, что большое количество людей продолжает верить в то, что изменения должен кто-то им принести. Что кто-то придет и всё сделает. Это не так. Ты сам должен начать что-то делать. Ты сам несешь ответственность за то, как ты живешь. Чем быстрее ты это примешь, тем быстрее произойдут изменения.

Государство не стремится развивать ответственность и самостоятельность в обществе. В человеке. Работа чиновника — это служение, у нас это служение часто трансформируется в служение самому себе. Хороший чиновник должен служить людям.

Дарья: Хорошие чиновники есть.

Егор: Есть, но, к сожалению, мало. Если мы хотим менять жизнь, нужно выражать свою позицию — ходить на митинги.

Дарья: На митинги 1 мая или 22 сентября?

Егор: 22 сентября. Я пойду изменять жизнь к лучшему. Страшно ли это? Любовь к Родине сильнее страха. Любовь к месту, в котором живут я и моя семья.

Екатерина: Это не повредит твоей работе? Репутации?

Егор: Я понимаю риски. Это не противоречит моей работе. Выгода не должна быть выше убеждений. Да, у нас большой круг государственных заказчиков, но, если я не согласен с тем, что органы власти делают в регионе, я должен об этом говорить! Зло любит тишину и боится огласки.

Дарья: А сотрудники компании что думают по этому вопросу?

Егор: Я не занимаюсь агитацией и пропагандой. Это личное дело каждого. Каждый человек имеет свои убеждения.

Екатерина: Я думала, что предприниматель ставит выгоду на первое место.

Егор: Нет, не всегда. Выгода и убеждения не меняются друг на друга. Наверное, поэтому я еще не миллионер. Для меня свобода быть самим собой важнее.

 

P.S Разговор после интервью

Дарья: Ты знаешь, он прямо наш, северный мужчина. Любит свободу и независимость, простор для работы в мыслях и в путешествиях. Мыслит широкими горизонтами и на перспективу. Философски относится к трудностям и выбирает делать-решать самостоятельно, а не ждать.

Екатерина: Да, Егор — сильный духом человек. Чувствуется в нем и уверенность, и позитив, и, как он говорил, вера в успех. Мне тоже хочется изо всех сил верить, что наш край будет чистым, красивым, и я еще спланирую путешествие не только по Италии и Грузии, но и по районам нашей бескрайней и незнакомой мне Архангельской области. 

 

Десерты и кофе с собой
Чумбарова-Лучинского, 47, 1 этаж

(8182) 440 594

@cups_arh