Обложка

Никлаус Трокслер «В дизайне нужно быть жестким»

беседовал — евгений тенетов
фото — екатерина чащина
плакаты — никлаус трокслер


В конце мая в Добролюбовке открылась плакатная выставка международного фестиваля Typomania в Архангельске. Открывал выставку лично один из авторов — известный швейцарский графический дизайнер Никлаус Трокслер. Никлаус прочитал лекцию и провёл двухдневный мастер-класс с архангельскими дизайнерами.

Всё это случилось благодаря швейцарскому совету по культуре Prohelvetia и, конечно, местным организаторам: 42 design commune, АОНБ имени Н. А. Добролюбова и образовательным проектам Александра Васина и Натальи Вельчинской (Москва). А ещё, работа Никлауса Трокслера — на обложке нашего журнала!

Мы поговорили с Никлаусом Трокслером о современном плакате, о том, как «одевать» ивенты, русском дизайне и свободе.

Евгений Тенетов:  Никлаус, как на вас повлиял русский плакат и русский авангард 20-ых годов? Родченко, Лисицкий, Кандинский…

Никлаус Трокслер: Во многом повлияли Родченко и братья Стенберги и то, как они работали со шрифтом. Впечатлила теория цвета Кандинского, смелое сочетание форм. Современные русские дизайнеры тоже вполне впечатляют. Когда я приезжал в 2000 году, их было очень мало, но со временем возникло целое поколение дизайнеров в России. Это интересно!

Евгений: Был всплеск раннего советского дизайна, который повлиял на развитие дизайна в целом. А что сейчас?

Никлаус: Если рассматривать влияние в масштабе всего мира, то Россия действительно играет большую роль. Я проводил мастер-классы в Москве и Петербурге и увидел, что все студенты — действительно читающие, думающие ребята. Новое поколение дизайнеров приходит к современному языку дизайна, это заметно, потому что после всплеска конструктивизма 20-30-х ваш дизайн был будто фольклорный, этакий a la russe. Сейчас очередной всплеск, молодые ребята работают в новом ключе. Может, здесь помогла биеннале Golden Bee, которая сыграла роль в международном продвижении русского дизайна.

Евгений: Тем не менее вы идете по улицам и не видите вокруг произведений графического дизайна.

Никлаус: Однозначно сказать, что ничего не видишь, нельзя. Бывает, в самых маленьких улочках встречаешь образцы хорошего дизайна. Например, в Москве такое случилось, что в самых темных закоулках я видел примеры хорошего дизайна.

 


Никлаус Трокслер
 

Одно из самых звонких имён в мировом графическом дизайне. Профессор Государственной академии искусств и дизайна в Штутгарте. Член международного профессионального суперклуба AGI. Его творчеству посвящены девять книг и альбомов.

Никлаус Трокслер родился в 1947 году в швейцарском городке Виллисау. В 1971 году окончил Высшую художественную школу в Люцерне. Еще будучи студентом, начал организовывать джазовые концерты, а в 1975-м учредил в своем родном городе ежегодный международный джазовый фестиваль Jazz Festival Willisau. За 35 лет он сделал сотни плакатов к фестивалю, к различным мероприятиям его программы. Помимо плаката Трокслер занимается книжной графикой, текстильным дизайном, архитектурной суперграфикой, разрабатывает упаковку и этикетки, проектирует фирменные стили.

В дизайне нужно быть жестким, твердо отстаивать свою позицию, потому что из-за правок клиента может получиться плохой плакат

 

Евгений: Какими свойствами должен обладать хороший постер?

Никлаус: Хороший дизайн должен затрагивать душу, как и в музыке.

Евгений: Наши, в частности архангельские организаторы событий, -фестивалей, посмотрят на ваш постер и скажут: «Как мы это сделаем? Там же непонятно, куда идти, какая цена -билета и т. д.».

Никлаус: На моих плакатах -информация есть, и она всегда видна. Я уверен, что тот дизайн, который я -использую в своем контексте, -будет понятен, а информация с него считана. Хотя я бы не сказал, что смогу сделать плакат для Архангельска, -потому что нужно знать менталитет -людей, как они реагируют. Те плакаты, -которые я видел в Москве, сделанные для музыкальных групп, были, на мой взгляд, очень рисковые. Я не уверен, что в Архангельске сработали бы эти идеи.

Евгений: Мне кажется, это вопрос смелости.

Никлаус: Если люди открыты -настолько, что готовы -воспринимать и слышать музыку, то они -готовы и к восприятию визуальной информации.

Евгений: Как вы считываете аудиторию своих работ?

Никлаус: Для Архангельска нужно знать, что здесь происходит. Если бы я делал плакат, я бы поговорил с -организаторами и аудиторией, чтобы понять, что происходит. Есть ряд -дизайнеров, которые могут делать -плакаты исключительно для выставок. -Например, мои плакаты предназначены только для улиц.

 

 

Евгений: Вы являетесь организатором фестиваля джаза. Вы одновременно выступаете и его дизайнером?

Никлаус: Это была свобода, которой я мог пользоваться. Я делал для своего фестиваля всю упаковку: плакаты, оформление сцены, промопродукцию. За последние десять лет я делаю плакаты для других заказчиков, не для себя. Заказчикам обычно сразу нравится, что я делаю, поэтому они предоставляют мне полную свободу. В дизайне нужно быть жестким, твердо отстаивать свою позицию, потому что из-за правок клиента может получиться плохой плакат, с другой стороны, нужно быть продавцом. Этот урок я извлек в самом начале, когда представлял три разных плаката. Клиенты стали говорить, что здесь это хорошо, а тут вот это. Потом просили объединить три варианта в один, получалось плохо. Я тогда понял, что нужно всегда представлять один вариант. В политике компромисс, может, и хорошее решение, но не в дизайне, потому что за первой уступкой следует вторая, третья, четвертая (смеются).

Евгений: Иногда хитрые дизайнеры делают так: клиент просит три варианта, а дизайнер заранее делает два плохих варианта, а третий — очень хороший. Но бывает страшная ситуация, когда клиент выбирает самый плохой…

Никлаус: В этом вопросе надо действовать, как художник: здесь не может быть вариантов, я представляю один уверенный пример. Могут быть несколько вариантов, но показывать нужно один.

Евгений: Насколько для культурных ивентов важен дизайн?

Никлаус: Для меня это очень важный момент.

 

 

Евгений: Расскажите немного о вашем фестивале Jazz Festival Willisau, поскольку для Архангельска фестивальная жизнь тоже актуальна. Что бы вы посоветовали организаторам фестивалей?

Никлаус: Я понятия не имею, какие фестивали проходят у вас, поэтому как я буду давать советы? Одно можно сказать: нужно дать людям понять, что происходит на сцене и в чем фишка происходящего. Есть фестивали, которые представляют артистов, у которых ничего нового, примерно одно и то же каждый год. Фестиваль должен всегда представлять что-то новое для аудитории. Самый глупый вариант фестиваля, когда фестиваль представляет музыкальную группу с последним вышедшим альбомом, и эта группа кроме него ничего больше не исполняет. Конечно, на фестивале должны быть группы, которые хорошо продаются, но должны быть и новички. Очень часто так бывает, что никому не известные команды становятся популярными, таким образом фестиваль помогает им всплыть на поверхность. Зрители всегда безумно счастливы, когда получают шанс открыть что-то новое, когда они чувствуют себя участниками текущего действия.

Евгений: А вы сами отбираете участников фестиваля?

Никлаус: Да, ориентируюсь только на свой вкус! Фестивали часто совершают ошибку, когда особо известных выделяют на плакате крупно, а неизвестных — мелко. Я стараюсь обозначать всех одинаковым шрифтом, чтобы у всех был шанс.

Евгений: Вам как дизайнеру насколько важна музыка?

Никлаус: Очень часто за работой я слушаю музыку. В былые времена слушал еще больше, поскольку был другой процесс работы, больше ручного труда, уходило много времени на подготовку и прочую монотонную работу, и музыка очень помогала. Обычно это экспериментальный джаз, неожиданный, свежий, ритмичный. +