Приморскому району — 90

Кто он, Сеня Малина?

подготовил — олег горшков


Сеня Малина, пожалуй, главный герой писаховских сказок. Ещё была Перепилиха, деревня Уйма, самовар и печка, также медведи, облизьяны, пингвины, Наполеон, инстервенты и Мамай. Но под всей сказочной подоплекой скрывается история настоящей Уймы. Так жил ли в этой удивительной деревне реальный Сеня Малина?

Да! Вот он, Семён Михайлович Кривоногов. Родился 2 сентября 1856 года. Крестьянин, уроженец одной из пяти деревень, составляющих Уйму, Малынчевской. Вокруг были овины, лабазы и избы, описанные художником и сказочником Степаном Писаховым. А позднее прототип сказок о Сене Малине стал сдавать один из этажей своего дома под одноклассное сельское училище. Законоучителем там был священник Вениамин Вениаминович Фёдров, отец семерых детей. Учительницей же трудилась Таисия Голованова.

Итак, первая запротоколированная встреча прототипа Сени Малины и северного сказочника и художника произошла в 1928 году в Уйме. Известно, что поспособствовал этому капитан Владимир Иванович Воронин. Она красочно описана Степаном Писаховым в предисловиях к своим книгам, где он благодарит уемского старожила за помощь в создании собирательного образа, между тем сохраняя инкогнито балагура. Однако уже знаменитый архангельский филолог Шамиль Галимов уверенно говорит о том, что именно устные рассказы Семёна Михайловича положили начало сказочному циклу. Существовали в реальности и описанный в сказках двухэтажный дом баечника, и его семилетняя служба на флоте. Даже знаменитый Налим Малиныч имел прототип, только Семён Кривоногов в отличие от Сени Малины держал свою домашнюю рыбу не в будке, а в колодце. Рядом росла рябина…

С Перепилихой всё не так однозначно. Читатели сказок уверены, что Перепилиха — сварливая жена или типичная тёща… Самый оригинальный ответ «двоюродная жена» принадлежит подросткам — посетителям Музея народных промыслов и ремёсел, находящегося, разумеется, в Уйме. Однако потомки баечника уже несколько лет утверждают, что прототипом образа главной уемской склочницы стала дочь Семёна Михайловича Анисья. И если в тридцатые Анисья — первая нарушительница спокойствия близлежащих деревень, то в сороковые бабушка Анисья — спасительница, кормилица и учитель: благодаря её темпераменту младшие Кривоноговы и их друзья в годы военных испытаний умели писать, читать, рыбачить и ставить силки. А Мамаем вообще был сосед Сени Малины.

 

Существовали в реальности двухэтажный дом баечника и семилетняя служба на флоте. Даже знаменитый Налим Малиныч имел прототип

 

Ежегодно в последние выходные августа родня уемской знаменитости приезжает в музей почтить память предка и принять участие в главном уемском празднике «Малиновая Уйма», именуемой в этом году фестивалем «Уймамалиния». По отношению к конечности своего существования Семён Кривоногов поступил также весьма остроумно: на мемориальной плите балагура нет конечной даты. Сеня Малина изящно обошёл законы земного бытия и стал вечно живым мифом — брендом территории.

Потомки Семёна Кривоногова.
На заднем плане — дом Баечника, 
1955 г.

 

Славят Сеню Малину в Уйме ежегодно с 2006 года. Непременные конкурсы сказок и поделок во славу баечника собирают творцов со всей области. Межрегиональный фестиваль сказочных деревень «Страна Уймамалиния» 31 августа и 1 сентября в который раз увековечит образ весёлой деревни. Но так ли реальность далека от мифа? Трубы кирпичного завода, ставшие в сказках «ружьём первого калибра» стоят и поныне. Фотографии дома Сени Малины украшают экспозиции музея, там же смотрит с портрета весьма симпатичная дама — Перепилиха, есть документ о сдаче Сеней Малиной этажа своего дома под школу. К слову сказать, Семён Михалыч был весьма благоразумным хозяином и говорил, что «деньги не рожь — зимой не растут». Трудился лесником, мог выполнять плотницкие и малярные работы, был отцом семерых детей, достойно защищавших родину в Первую и Вторую мировые войны.

С этим знанием уже сложно понять, где заканчивается Писахов и начинается Кривоногов. Очевидно, что первые сказки «Месяц с небесного чердака» и «Собака Розка» насыщены биографией уемлянина; очевидно, что вся география пригородных деревень выдержана Писаховым достаточно точно. Будучи Великим мистификатором, сказочник и художник не только искусно спрятал за спутанной бородой свою биографию, но и подарил вечную литературную жизнь Сене Малине. Кудесник! В октябре празднуем его юбилей.

В связи с вышесказанным, наша задача — хранить это Чудо и регулярно являть его Миру! 

 

Прообраз перепилихи Анисья Семёновна,
1930-е гг.