История

Десять миллионов пассажиров «Коммунара»

Автор — Василий Абрамовский
фото — Северный морской музей

История теплохода «коммунар» очевидная и невероятная. Или рассказ о том, как повседневность становится историей.

Из окон многих зданий на набережной прекрасно видна Северная Двина, сегодня только слегка заслоняемая разнообразными судами и дебаркадерами. С осени 2020 года этот пейзаж украшает один из старейшин северодвинского речного флота — теплоход «Коммунар», судно Северного морского музея. Как же так получилось, что, казалось бы, вполне заурядное судно теперь является своеобразным лицом Архангельского речного порта? Почему именно ему выпала судьба стать предметом интереса музейщиков? Что такого замечательного в этом судне?

Летом прошлого года на заводе «Лайский ДОК» с «Коммунара» сняли двигатель, заварили важные технологические отверстия, подготовили корпус к многолетнему стационарному пребыванию у причала. В ноябре, на излете навигации, ОАО «Архангельский речной порт» передал теплоход музею, ошвартовав его у ­108-го причала Красной пристани. С тех пор он является стоечным музейным судном. Это особая категория судов, имеющая, в том числе, и юридический статус. К слову, буквально на днях, 18 мая 2021 года, Морская коллегия при Правительстве РФ предложила разработать правовой статус так называемого типа «музейного судна» для сохранения исторических судов и кораблей. Как известно, в мире такие корабли очень популярны. Они привлекательны как для туристов, так и ценителей морской культуры. Широко известны хрестоматийные примеры судов-музеев: «Фрама» в норвежском Осло или «Васы» в шведском Стокгольме, мурманского «Ленина», питерского «Красина», калининградского «Космонавта Виктора Пацаева»…

Думается, нет необходимости говорить, насколько Архангельск нуждался в подобном музейном объекте — настоящем, живом судне, которое можно посетить и через судьбу которого можно рассказать  как о вчерашнем, так и сегодняшнем дне морской и речной жизни города. Ровно поэтому меньше года назад у 108-го причала Красной пристани и появился «Коммунар». Этому предшествовала серьезная работа: директору музея Евгению Тенетову нужно было обосновать необходимость появления у его учреждения такого «экспоната». Наряду с чисто бюрократическими вопросами регистра, охраны, расположения теплохода, встал вопрос «историчности» «Коммунара».


Теплоход (изначально пароход) построен в Архангельске на Исакогорской ремонтно-эксплуатационной базе флота Северного речного пароходства МРФ РСФСР в 1940 году.

В 1962 году судно было модернизировано на Великоустюгском судоремонтном заводе: паровые машины заменены на дизельные двигатели, деревянная рубка сменилась на просторный капитанский мостик, появились дополнительные помещения для пассажиров.

В 1980-х годах в ходе капитального ремонта произошли изменения надстройки. В 2019 году «Коммунар» отработал последнюю навигацию и был передан Архангельским речным портом Северному морскому музею.


Не секрет, что с точки зрения многих архангелогородцев, воспринимающих его как органическую часть речного ландшафта, естественную среду обитания горожан, теплоход, казалось бы, не обладает значительной эстетической и исторической ценностями. На «Коммунаре» не совершались военные подвиги, на нем не покоряли Северный полюс, не совершали героические дрейфы и на нем не нес вахту будущий генеральный секретарь. Действительно, факт музеефикации этого судна требует некоторого обоснования.

Почти за 80 навигаций, начиная с первого спуска на воду в предвоенном 1940 году и до буквально последнего времени, «Коммунар», так же как и его младший собрат «Балхаш», к слову, находящийся в строю до сих пор, перевез в общей сложности более 10 миллионов пассажиров!

Неочевидность на первый взгляд исторического значения «Коммунара» ставится под сомнение, когда начинаешь разбираться в хитросплетениях его прошлого. Вот, казалось бы, есть четкое понимание, когда и кем был впервые спущен на воду тогда еще пароход. Об этом прямо свидетельствуют документы судна и публикации в местной периодической печати той далекой эпохи.

Действительно, «Коммунар» был построен, как писала «Правда Севера» в январе 1940 года «стахановцами Исакогорского судоремонтного завода». 2 июля того же года пароход отправился в свой первый рейс. С такими аргументами вроде не поспоришь!

Дело в том, что в последний предвоенный год в свой первый рейс, 2 июля 1940 года, отправился не полностью новый с иголочки пароход. Внутри нового, исполненного прогрессивным электросварочным методом корпуса располагался старый паровой двигатель и котлы. Об этом прямо свидетельствуют источники той эпохи. В небольшой заметке, вышедшей на страницах «Северного комсомольца» 29 мая 1940 года, мы видим упоминание о том, что «главная машина и котлы установлены со старого судна». Как это часто водится на флоте, прежнее судно тоже звалось «Коммунаром» (имя досталось новому судну по наследству, вместе с машиной), имело паровой двигатель, построенный в Выборге в 1896 году на заводе финского инженера Ялмара Галлена. К слову, там же были изготовлены двигатель и котлы другого старейшины Архангельского речного флота — буксира «Радость». Старый «Коммунар» имел похожие с новым характеристики (160 лошадиных сил, осадка — 1,85 м, пассажировместимость — 234 человека) и тоже работал на пригородном сообщении.

Тип пассажирских судов, аналогичных «Коммунару», был достаточно распространен в окрестностях Архангельска и неофициально носил имя знаменитого купца, чье наследие до сих пор является важной частью городского ландшафта. Речь идет о Якове Ефимовиче Макарове, не только владельце «заводов-домов-пароходов», но и активном общественном деятеле. Он был куратором целого ряда социальных учреждений, в том числе такого необычного как Народного дома, а также ярым приверженцем прогресса и технологий. Именно ему принадлежала одна из первых городских электростанций. До сих пор архангелогородцам известны т.н. «Макаровские бани» и магазины в Соломбале. Кроме прочего, занимался он и пассажирскими перевозками, создав целую флотилию речных судов, работавших на многочисленных рукавах дельты Северной Двины. Широко известно, что такой тип судов, вмещающий около 150–200 пассажиров, с небольшой осадкой, с закрытым салоном, открытой палубой и паровой машиной, в обывательской среде назывался по имени своего владельца — «макаркой». Любопытно, что на одной из фотографий, имеющихся в фондах Северного морского музея, «Коммунар» (к слову, уже модернизированный теплоход с закрытым металлическим салоном) так и подписан — «макарка «Коммунар»! Очевидно, что в случае с этим пароходом-теплоходом, мы имеем дело с традиционным именно для дельты Двины и архангельских окрестностей историческим типом речного судна.

Как отмечает ветеран Северного речного флота Альберт Васильевич Орсичев, бывший в середине 1960-х капитаном «Коммунара», благодаря своей особой конструкции судно обладало прекрасными ходовыми и противоледовыми качествами. В отличие от многих иных судов, работавших и работающих на т.н. «пригородке», «Коммунар», благодаря низкой посадке и форме корпуса, где корма значительно ниже носа, а винт, следовательно, находится ниже формирующегося ледового слоя, обладал более широкими эксплуатационными возможностями. Это в совокупности позволяло «Коммунару» осуществлять перевозку пассажиров практически до Нового года, до полного ледостава. Ю. А. Орсичев отмечал, что обычно именно «Коммунар» и его собрат «Балхаш» были последними пассажирскими судами в Архангельском порту, встававшими на зимнюю стоянку. В целом, навигация у этих судов длилась немыслимые в наших широтах 180–200 суток! Это подтверждают и имеющиеся снимки «Коммунара» 1950-х годов, рассекающего достаточно толстую шугу на Северной Двине…

Вместе с судном в Северный морской музей была передана и так называемая памятная ремонтная доска, свидетельствующая о глубокой модернизации «Коммунара», проведенной в Великом Устюге на местном судоремонтном заводе в 1962 году. Проще говоря, судно прошло капремонт. Именно тогда старая паровая машина была поменяна на дизельный двигатель. 

Ушла эпоха пара, вместе с ним ушла профессия кочегара и бункеровщика, рассеялся дым из пароходных труб, а высвободившиеся помещения в расширенных и более комфортабельных закрытых салонах заняли пассажиры.

Интересно, что незадолго до этого «Коммунар» попал в небольшую передрягу, которая могла кардинально поменять его судьбу и судьбу его тогдашнего капитана — нынче почетного гостя Северного морского музея Виктора Ивановича Коровина.

Дадим слово самому Виктору Ивановичу: «В конце октября 1957 года, закончив последний ночной рейс, выпустив всех пассажиров, я, находясь на вахте, развернул пароход и направил его для заправки каменным углем на левый берег. В те годы уже начали строительство железнодорожного моста через Северную Двину и велись работы, связанные с забивкой свай. В воде было много бревен, досок и разного строительного материала. 

В том октябре уже случались ночные заморозки, и так получилось, что одно из бревен вмерзло в лед почти вертикально. При подходе к угольному причалу я услышал небольшой удар, как будто льдина задела вскользь по правому борту. Через какое-то время забежала вахтенный матрос-женщина с криком: „Тонем!!! В трюме хлещет вода!“ Я тут же спустился в машинное отделение и увидел, что действительно поступает забортная вода. Раздумывать было некогда. Выскочил наверх и дал команду максимально быстро пришвартоваться. Прибыли к берегу. Что делать? Побежал на впереди стоящий рыбный траулер „Петропавловск“, т. к. предполагал, что на морских судах есть средства защиты от потопления. На траулере сработали оперативно! Старпом Веселков дал команду матросу Александру Сухондяевскому (знаменитому хоккеисту команды „Водник“). Мы втроем перенесли пластырь на пароход „Коммунар“ и быстро с носа, прямо с борта, завели полотно на пробоину и закрепили его».

В заключении капитана-наставника Миготина было написано, что вины вахтенного капитана в ЧП нет. Как, улыбаясь, вспоминает Виктор Иванович: по результатам расследования его даже не лишили премии…

А «Коммунар» продолжил свои челночные путешествия по Северной Двине (в последние годы он работал на линии Соломбала — Хабарка — Пустошь), перевозя пассажиров и их грузы, соединяя берега и судьбы, переживая эпохи и время. 21 мая на его мачте, в соответствии с ФЗ «О Государственном флаге РФ», снова был поднят российский триколор. Началась вторая, музейная, биография «Коммунара». +