История

Чей это дом?

подготовил — евгений тенетов


Помимо эпидемий и политических встрясок, весна принесла в город еще одну новость. Администрация Архангельска объявила о проведении торгов, которые определят проектировщика на реставрацию памятника архитектуры регионального значения — «Дома Е. Ф. Вальневой», знаменитого по делу «О трех шурупах». Для наших мест это сенсация, когда вдруг аварийный памятник архитектуры реально обещают отреставрировать. Но сегодня наш разговор не о реставрации, а о бывшем хозяине дома, муже Елизаветы Вальнёвой — Федоре Вальневе, известном северном капитане.

Самойлович Рудольф Лазарович (1881–1939 гг.)

Советский полярный исследователь, профессор (1928), доктор географических наук (1934).
В 1912 году участвовал в геологической экспедиции Русанова на остров Шпицберген.
Начальник экспедиции на ледоколе «Красин» по спасению итальянского дирижабля «Италия».

Жил отважный капитан

Федор Михайлович Вальнев родился в 1863 году и начал свою морскую карьеру, как и многие архангельские мальчишки, юнгой на промысловых поморских судах. Потом окончил шкиперские курсы, работал матросом-практикантом на парусных и паровых судах, а позже и штурманом. В 1896 году Вальнев получил звание капитана дальнего плавания и до 1917 года служил на судах Товарищества Архангельско-Мурманского срочного пароходства: товаро-пассажирском пароходе «Королева Ольга Константиновна», известном экспедициями Владимира Русанова на Новую Землю, и пароходе «Император Николай II». До революции капитан Вальнев был очень известен и уважаем в Архангельске. Помимо своей профессиональной деятельности, он много занимался общественной работой, был корреспондентом и членом редколлегии городской газеты «Архангельск» и членом Архангельского общества изучения Русского Севера, председателем Совета общества моряков торгового флота Русского Севера.

В 1912 году капитан Вальнев построил собственный двухэтажный дом с эркером на улице Пинежской (ныне Серафимовича). Дом был зарегистрирован почему-то на жену капитана Елизавету (до нас он дошел именно как «дом Е. Ф. Вальневой»). Судя по всему, семейство Вальневых было вполне состоятельным, во всяком случае, согласно телефонному справочнику за 1919 год, в доме было установлено два телефонных аппарата. Один зарегистрирован на Ивана Старобинца, второй — на Федора Вальнева. Телефон в те годы — предмет роскоши.

 

«Дайте закончить работу»

В феврале 1920 года белое правительство генерала Миллера покинуло Архангельск и город был занят большевиками. Почти сразу жильцов дома на Пинежской «уплотнили» — квартиры Вальневых и Старобинцев были разделены на комнаты, дом превращен в коммуналку, каким он дожил и до наших дней. Но «уплотнение» оказалось не самым тяжелым испытанием для семьи Вальневых.

С первых дней после прихода красных в Архангельске начались повальные «чистки». В ЧК хватали всех, кто, так или иначе, сотрудничал с Временным правительством Северной области, а «сотрудничали», как мы понимаем, практически все. Люди просто работали на своих местах.

Вальнева арестовали почти сразу, тогда ему было уже 57 лет. Арестовали капитана по доносу некоего М. Ермилова, который сообщил в «компетентные органы» о том, что надо «срочно произвести обыск» у Вальнева, т. к. у него хранятся вещи бывшего прокурора Северной области, бежавшего вместе с генералом Миллером.

В результате обыска «вещей бывшего прокурора» не нашли, зато обнаружили: девять фунтов мыла и 25 пачек спичек. Доносчик, участвовавший в обыске понятым, не успокоился и требовал более тщательной проверки, т. к., по его мнению, «мыла должно быть больше».

 

Дело пахло трибуналом. В Архангельске расстреливали тогда сотнями. Однако, Вальневу повезло больше остальных. В дело вмешался известный полярный исследователь Рудольф Самойлович, он обратился в ЧК с прошением: «Капитан Ф. М. Вальнев, известный своей опытностью моряк и знаток Русского Севера, является заведующим всей морской частью Северной научно-промысловой экспедиции, имеющей общегосударственное значение». Он просил немедленно отпустить Вальнева на свободу, чтобы «дать ему возможность закончить лежащую на нем работу». Как ни странно, просьба сработала, и капитан был отпущен домой без предъявления обвинения. А в конце 1920 года дело вообще прекратили ввиду амнистии в связи с очередной годовщиной Октябрьской революции. Что повлияло на решение архангельских чекистов — неизвестно, возможно, революционный стаж Самойловича, он уже тогда считался «старым большевиком». Что, правда, его не спасло от расстрела в 1938 году по делу «вредительской группы» во Всесоюзном -Арктическом институте.

Строитель «Персея»

Начиная с 1920 года Вальнев часто привлекался к работе в разных советских учреждениях как уникальный специалист, хорошо знающий северные промыслы, Белое и Баренцево моря. Капитан был назначен уполномоченным Северной научно-промысловой экспедиции, ставшей в 1921 году первым советским научно-исследовательским морским институтом ПЛАМОРНИН. Именно по рекомендации Вальнева для нужд института была использована тогда еще недостроенная в Лайском доке Архангельска шхуна «Персей». Вальнев привлек известного корабельного мастера В. Ф. Гостева, вместе они подготовили и реализовали план достройки и оборудования судна, на котором институтом было проведено около 100 научно-исследовательских экспедиций. С 1924 года Вальнев стал заместителем начальника экспедиции и ежегодно обеспечивал техническую подготовку трех экспедиций на «Персее».

В 1927 году капитан дальнего плавания Федор -Михайлович Вальнев скончался от кровоизлияния в мозг на 64-ом году жизни. После смерти капитана семья Вальневых продолжала жить в «уплотненном» доме на улице Серафимовича. Вдова Федора Михайловича Елизавета Федоровна погибла в Архангельске голодной военной зимой 1942-го. Двое из их четверых детей жили в родительском доме уже с собственными семьями на правах соседей по коммунальной квартире.

 

Кто помнит капитана?

Арктика, конечно, помнит капитана Вальнева, его именем был назван остров в губе Саханиха возле южного побережья Новой Земли, гора на южном берегу бухты Крестовая на западе северного острова Новой Земли и бухта на севере залива Шуберта на востоке южного острова Новой Земли.

Правда, в Архангельске это имя никто не вспоминает, даже когда говорят об освоении Арктики. Только теперь оно всплыло в связи с мытарствами вокруг его многострадального дома на Серафимовича, 35. И все же хочется помечтать. А вдруг, и правда, его дом отреставрируют и на стене появится табличка: «Здесь жил известный арктический капитан Вальнев Федор Михайлович (1863–1927)».

Использованы материалы: polarpost.ru и poslednyadres.ru