писатель

Светлана ЛойтерВо всем соответствовать людмиле улицкой



Всю жизнь проработала в проблемной химической лаборатории
Архангельского лесотехнического института, после 60 лет стала писателем,
издала несколько книг рассказов

Изменилась ли Ваша жизнь на самоизоляции в период пандемии? Чего Вам больше всего не хватало?

Нет, не изменилась. Кто-то умный сказал, что самое увлекательное путешествие — это путешествие в форточку. Не хватало чуть-чуть возможности зайти в бутик «Испанская мода» и проверить, не купить, все ли бренды на месте? И посидеть с подружками за бутылочкой или двумя сухого красного бургундского вина.

 

С чего начинается Ваше утро?

Утро начинается с овсянки, двойного кофе, занудного приставания к мужу Владимиру, чтобы «разогнать мозги», с прочтения нескольких страниц журнала «Сноб». Затем просмотр ТВ, чтобы узнать информацию о коронавирусе. Заболевших и умерших в Москве и Архангельске. И далее по тексту песни «Нас утро встречает прохладой»…

 

Что для Вас означает выглядеть соответственно возрасту?

Каждый имеет право в любом возрасте выглядеть на плотность внутреннего куража. С годами кураж затихает. Поэтому в третьем, четвертом кварталах жизни во всем соответствовать Людмиле Улицкой.

 

Что Вы открыли в себе после 60 лет?

Захотелось осмыслить свой жизненный опыт, интерес к людям, к близким. Что все было не напрасно.

 

Что для Вас значит «выход из зоны комфорта»?

Люди рождаются оптимистами или нет. Это — природа. Я всегда в «зоне комфорта». Я с рождения приняла этот мир, какой он есть, и договорилась с ним жить мирно. Я не беру, конечно, крайности, трагедии.

 

Что бы Вы назвали своим личным достижением за последние год-два?

За последние два года я написала и издала три книги! «Замри, умри, воскресни» (о моем послевоенном детстве в Архангельске), «Принесенные ретром» (об учебе в Ленинградском университете), «Мы не курами клеваны»(сборник рассказов). Но я не считаю это достижением. Это — объяснение любви Жизни.

 

Есть ли у Вас хобби, увлечение?

Хобби есть, многолетнее. На вафельном полотне с помощью крючка и цветной пряжи воспроизводить шедевры великих: Кандинского, Павлову, Родченко, Пикассо, Матисса. Не слабо?!

 

Что Вы сейчас читаете?

Сергей Дягилев «Русское искусство», Генри Миллер «Роза распятия: Сексус. Плексус. Нексус».