Свой человек

Илья Кузубов Тайбольский дикорастущий чертополох

беседовали— дарья ильенкова, екатерина тенетова
фото — гриша аншуков
благодарим кофейню cups за гостеприимство и вкусный кофе

Эко-культурный арт-фестиваль «Тайбола», на котором запрещены алкогольные напитки, разговоры о политике и сигареты, придумал инженер-программист, который три года работал в ночных клубах. Как Илья Кузубов нашел путь к себе и в чём сила притяжения северных дикорастущих мужчин, читайте в нашем интервью.

Дарья Ильенкова: Илья, давайте сразу разграничим, что наш материал — это не реклама Тайболы, это реклама тебя как человека, твоего редкого типа характера. Мы хотим, чтобы наш город развивался, был красивым во всех смыслах. Как говорит Анна Злотко: «Мой Север — не поверхностный». Город — это люди.

Илья Кузубов: Сейчас взорвусь от похвалы (смеется). Честно говоря, да, про «Тайболу» мне рассказывать уже надоело. Давайте о другом, обо мне (смеется).

Екатерина Тенетова: Наш материал не коммерческий. А если людей придет больше, чем Вы сможете принять?

Илья: Поле бесконечное, просто бесконечное, поэтому количество билетов не о-гра-ни-че-но. Мы обеспечиваем охрану, организуем питание, мастер-классы, музыкальные и семейные площадки. Это большое приключение северного лета. Мы собираем почти всю нашу целевую аудиторию, это около 3–5 тысяч людей. И напомню, фестиваль создается и живет лишь силами волонтеров. Никто зарплату не получает.

Екатерина: Тайбола — это бизнес?

Илья: Нет, это прыжок в омут с головой (смеется). На фестивале сложно заработать. Никогда я не делал это ради прибыли. Если всё монетизировать, 90% людей надо убрать и нанять за деньги обслуживающий персонал. Атмосфера и душа фестиваля исчезнут. Никто запрлату не получает = процентов на 90 фестиваль создается силами добровольцев, которые не получают зарплату. Остальные 10% — это извозчики, ЧОП, профессиональная скорая и другие специальные службы и сервисы.

Тайбола сегодня такая самодельная, теплая и душевная из-за людей, которые занимаются тем, что им нравится. Билет на фестиваль стоит, как два раза сходить в кафе (около 1500 руб.). Мы ввели билеты, чтобы добавить ценности фестивалю и привезти вкусные музыкальные группы. У нас есть охрана только для соблюдения правил фестиваля и отсечения нецелевой аудитории.

Дарья: Каждый раз поражаюсь, откуда столько мотивированных людей… зачем они идут или за кем? (Улыбается)

Илья: Я специально сегодня такой буйный, чтобы в «глянце» выглядеть дикорастущим чертополохом и замотивировать. Не знаю, зачем идут, за тем, чтобы что-то физически делать своими руками и приносить окружающим добро, пользу. Реализовать себя в другом. Банально — сделал скамейку, и вот на ней люди присели — отдыхают, дети играют. Приятно.

Дарья: Илья, ты так красиво рассказываешь. Ты точно три года работал в ночном клубе? В чем разница между тусовкой на Тайболе и в ночном заведении?

Илья: Да (смеется). Ночные клубы я сначала посещал за деньги. Люблю плясать. Потом меня начали приглашать бесплатно, потому что я мог просто «позажигать». Потом предложили организовать что-то свое. Программу, концерт. Шаг за шагом это превратилось в три года жизни в ночных клубах. Я был там во всех видах — от декоратора до директора, от спичрайтера до аниматора. Мне приходилось долго веселить пьяных людей. В какой-то момент я понял, что нет никакой клубной культуры, есть просто пьянка и хиты по кругу… Я, как все, употреблял алкоголь, часто потому, что приходилось находиться в достаточно агрессивной среде и развлекать нетрезвых людей, быть с ними на одной волне.

Я понял, что многие злоупотребляют, потому что люди занимаются не тем, что хотят делать, и сходят с ума на работе — годами ежедневно работая по одному сценарию. А вечером снимают напряжение. И пиво по пятницам с друзьями превращается в ежедневное пиво с друзьями. Мне это стало неинтересно, поэтому я занимаюсь своей историей, решился вернуться к корням, к лесу, путешествиям.

Дарья: Как ты начал себя чувствовать в этом пространстве комфортно и гармонично? Родители тебя поддерживают?

Илья: Моя мама посещает все мероприятия. На Тайболе она будет помогать на кухне. Это большой труд, но ей приятно быть нужной. Мама на меня, конечно, повлияла. Я из рабоче-крестьянской семьи (смеется). Бабушка родом из рыбацкой деревни на Онежском полуострове, сегодня это национальный парк, дедушка — суровый дядька из Вологодской области. Всё детство я провел по деревням и поселкам. Первое поколение, которое живет в городах — моя мама. Я один из первых в семье, который получил высшее образование.

Екатерина: Илья, ты из Северодвинска. В этом городе своя атмосфера. Город закрытый, но творческих людей в нем очень много.

Илья: Да, я на Яграх живу — островитянин. Когда город был закрытый, мы были, как в банке, и мы были вынуждены сами себя развлекать. А для творческого человека чем больше ограничений, тем больше смекалки. Поэтому много было классных креативных людей. Сейчас многие разъехались. Уехали и многие мои хорошие друзья.

Мне приходилось долго веселить пьяных людей. В какой-то момент я понял, что нет никакой клубной культуры, есть просто пьянка и хиты по кругу… Из-за алкоголя, честно говоря, одни проблемы

 

Дарья: Почему ты не уехал, как твои друзья?

Илья: Как противовес. Я транслирую идею, что здесь можно жить и делать что-то большое, хорошее. Конечно, проще быть большой рыбой в маленьком пруду, чем наоборот. Может это не очень легко и материально невыгодно… но это тебе нравится. Конечно, я тоже думал «свалить». У нас в моде всегда был Питер, а я предпочитал Москву — жестче, быстрее, четче. Питер для меня та же провинция, что и Северодвинск.

Екатерина: Тебе бывает скучно? Зима, темно, холодно. Как ты справляешься? Ты можешь вспомнить день, когда ты понял, что делать ничего больше не хочешь?

Илья: Мне никогда не было скучно даже одному в детстве. Я сам себя умел развлекать. В четыре года мне дают фантик от конфеты, я делаю из него машинку и играю. Мне скучно — я взял утюг и пошел маме помогать. Я в любом месте чувствую себя хорошо.

Помню, в 2015 году в Онеге был самый тяжелый фестиваль. Штормовой ветер и температура плюс семь. Очень далеко от города и не так, как надо. Можно было страдать. Но именно в этом году мы впервые реализовали проект «Открытый мир» и вывезли на Тайболу людей с ограниченными возможностями здоровья, в том числе людей на колясках. Но никто из гостей не жаловался. Они были счастливы. И я подумал, что, наверное, ради этого и стоило всё делать. Дать возможность нашим гостям повод выйти из дома, увидеть море, лес, жизнь. У нас много «узников» сидит по домам.

Екатерина и Дарья (одновременно): Мы тоже узники. Мы сидим в офисах. И нам всем нужен повод уехать в лес и на море. Ты воплотил и используешь для этого лучшее, что у нас есть — Белое море и белые ночи. Наши бренды.

Илья: Чтобы случился праздник на два дня, мне нужно год готовиться. Это тяжело и физически, и морально, и материально. Всё тяжелее переносится с возрастом (смеется). У меня долгие трудовые запои. Я вынужден каждый час принимать решения, которые могут далеко аукнуться. Конечно, я на диком стрессе, и поэтому я пью кофе (смеется). Кстати, хороший кофе.

Часто я что-то делаю от страха и неуверенности в своих собственных творческих силах. Сегодня я помогаю реализоваться на фестивале другим, а на себя беру скучную рутинную работу, администрирование, согласования. От моих первоначальных планов остается 10%. Это компромисс и синергия. Самое интересное для меня — сделать свой пресс-центр, видеодневники. И ролик — как человек бежит из города. Это простой месседж — что из этой системы можно убежать… на море в поисках себя другого.

12–13–14 июля 2019 года в холмогорском районе Архангельской области пройдет vi международный фестиваль под открытым небом
«Тайбола. Сила притяжения».

Тайбола — культурно-экологический волонтёрский фестиваль. илья кузубов — главный вдохновитель и организатор. 13 июля у ильи день рождения, но он утверждает, что фестиваль с этим не связан. но от подарка не откажется.

taibola.ru

Свобода — это миф современного общества. Нет прямого рабства, есть экономическое. Я винтик в системе… но сегодня я отошел и мерцаю радужным светом где-то в стороне. Есть другая история. Мне тоже нравится критиковать, но гораздо важнее выйти и сделать что-то на одном квадратном метре и доказать себе, что ты что-то можешь. Это много лучше, чем просто ныть и ждать, что кто-то придет и всё за тебя сделает.

Дарья: Что происходит с людьми на фестивале?

Илья: Фестиваль создают многие люди — у нас синергия. Конечно, многие мои друзья-организаторы и соратники уже с детьми, с семьями. Времени на фестиваль у них не остается. Мне часто говорят, ты этим занимаешься, потому что у тебя нет семьи, нет работы, и ты не несешь ни за кого ответственности. Я несу ответственность за 3000 участников! Пусть раз в году, но я несу. Если кто-то приехал, напился и что-то случилось, то ответственность будет на мне. Но меня радует, что фестиваль многих преображает. Например, напряженные полицейские, которые нас охраняют, вечером расслабляются. Был случай, что на следующий день после смены боевой офицер приехал в шортах и футболке и помогал нам на фотосушке развешивать фотографии. Люди раскрываются.

Екатерина: Мне кажется, ты совсем отдельно от других представителей культуры? Ты сотрудничаешь с театрами? С государственными структурами?

Илья: Раньше, если мне не запрещали что-то делать, было уже хорошо! В 2013 году я узнал, что есть социально-грантовое проектирование. Я вообще не знал, что так можно. Потом стало получаться добывать средства на «краску и гвозди». В 2013 году мы выиграли первый грант. Шаг за шагом мы шли вперёд по лестнице «социального проектирования». Министерство культуры Архангельской области поддержало фестиваль грантом, впервые получилось взять приз Фонда президентских грантов. Многие нас поддерживают. В Северодвинске, как и в Архангельске, все друг друга знают и потому помогают, я думаю.

Дарья: Если будут сложности во взаимопонимании с контрольно-надзорными органами или представителями власти, обращайся в аппарат уполномоченного по защите прав предпринимателей (сайт «бизнес—защитник.рф»). Поможем. Юристы окажут бесплатную правовую поддержку.

Екатерина: Наше интервью на этой рекламной паузе заканчивается (улыбается). Илья, многие тебя знают как самобытного и творческого человека. Какие качества ты ценишь в себе?

Илья: Креативность, смекалку, умение говорить, харизму и готовность к самопожертвованию. Это правда. Как Данко, который вырвал свое сердце, и за ним пошли, потом сердце-огонь раздавили в толпе, но он это сделал. Он вывел людей из тьмы и болот. Я надеюсь, что Тайбола воспитает, впечатлит и вдохновит людей на добрые дела. Приезжайте!

Екатерина: Мы с Дашей тоже собираемся съездить на перевоспитание. +

 

P.S  Разговор после интервью

Дарья: Легко общаться с Ильей. Чувствуется, что он живой, открытый. Благодаря уличным театрам Виктора Панова, Тайболе Илье Кузубова, джазовому фестивалю Тима Дорофеева и другим ярким культурным событиям и самоотверженным людям наш город живет. Мы живем насыщеннее. Нужно это ценить. И ехать на Тайболу если не волонтером, то как сочувствующим участникам (смеется).

Екатерина: Да. Илья Кузубов стал для многих «своим человеком» благодаря фестивалю. Но самоотверженных, искренних и скромных героев не так много. Нашему городу не хватает в хорошем смысле сумасшедших людей, чтобы творить и говорить, что можно жить иначе.

Дарья: Кто же будет следующим героем?


 

Десерты и кофе с собой
Чумбарова-Лучинского, 47, 1 этаж
+7 (8182) 440 594
@cups_arh