Театр

Север потому и страшно

автор — марк никитин

фото — екатерина чащина

В феврале и марте полузаброшенное пространство Морского-речного вокзала (всем знакомого по пятисотрублевой купюре) получило новую жизнь, здесь прошел спектакль-инсталляция Архангельского молодежного театра «Север», поставленный режиссером Сергеем Чеховым.

Необычное представление, по сути, являющееся особым творческим пространством, открыто для всех желающих. На два дня мрачное, негостеприимное, и весьма странное пространство всего вокзала превратилось в полигон для испытания новых театральных идей.

Вместо сцены — пустые комнаты и коридоры. Вместо актеров — исторические личности Севера, точнее, записи их рассказов, произносимые актерами, звучащие из bluetooth-колонок. Много стилизованных проекций на стенах.

Одна из ключевых особенностей здания вокзала — совмещение огромных и камерных пространств, и это очень, кстати, подходит для подобного проекта. Большое, пустое помещение цокольного этажа, испещренное архаичными и суровыми петроглифами, соседствует с маленькими комнатками-кабинетами. Каждая эта комнатка посвящена конкретной личности: здесь есть и известный всем Писахов, и фотограф Яков Лейцингер, и полярник Георгий Седов. Здесь мученики соседствуют с маньяками, а деятели культуры — с бандитами из 90-х. Здесь тишина и поэзия резко совмещается с кровавой бойней, как в комнате Чумбарова-Лучинского. Здесь все основано на противопоставлении великого и малого, общего и частного, светлого и темного.

Особо хочется остановиться на актерах, точнее, на их рассказах от лица конкретной личности. В них есть особая погруженность в биографию человека, актер действительно вживается в человека, от лица которого он говорит. Сами рассказы как бы годы спустя (с того света?). И звучат они для всех, кто хочет хоть немного прикоснуться к каждой уникальной истории.

Кроме людей некоторые помещения посвящены и особым, памятным явлениям Севера, например архангельскому полузабытому трамваю, деревянному небоскребу Сутягина и пинежским икотницам. Несколько просторных комнат наполнены звуками северных птиц, шумом Белого моря и волн Северной Двины; из этих комнат открывается вид на причалы, оживающие от вечных звуков природы.

Лабиринт мрачных комнат, по которым можно блуждать в любом направлении и порядке, рано или поздно выводит на первый этаж вокзала, поражающий запустением и воем ветра. Большую его часть занимает макет гигантского скелета нерпы — пожалуй, живого символа Севера, многие века дававшего жизнь человеку, а ныне превратившегося в гору костей. Если комнатушки цокольного этажа — это множество локальных историй, то этот зал — свидетельство нынешней пустоты Севера, и ее квинтэссенцией стал большой и одинокий скелет.

Сергей чехов, режиссер

«Север» — это пространство мифа. У артистов не было текста, мы распределили, кто с каким персонажем работает или с какой темой. Мы расстались на время, они погрузились в эту тему, и я с каждым отдельно встречался и брал у него интервью, это была полностью импровизированная история. Я мог задавать им вопросы, на которые они нигде не прочитают ответа. Например, что чувствовал Седов, когда остался наедине с двумя матросами по дороге на полюс. Это узнать невозможно, поэтому чтобы ответить на вопрос, ты как артист начинаешь подключать свой эмоциональный опыт, багаж и фантазию. Соответственно, получается мифический персонаж, я + -Седов, который носит реальную фамилию, но при этом это, конечно же, не он. Так мы работали со всеми.

Ключевой момент был в том, чтобы все эти персонажи круто качали, но что-то не случилось, про какие-то нереализованные надежды, про зону утопии, которая могла бы быть, но не случилась.

Идеи у нас не было, пока не появилось это здание. Когда мы попали сюда и стали здесь ходить, и это было смешно, потому что до этого я сделал спектакль на станции метро в Новосибирске, а еще до этого сделал спектакль в аэропорту в Ростове-на-Дону, и у меня получается такая транспортная трилогия. Причем это все порталы, вокзал, станция метро и аэропорт.

Сейчас, когда и Архангельск, и Север в целом висят над пропастью небытия, настало время собрать и осознать все, что накопилось на протяжении истории этого края

Сейчас, когда и Архангельск, и Север в целом висят над пропастью небытия, настало время собрать и осознать все, что накопилось на протяжении истории этого края. Переосмыслив все, можно будет по-настоящему двигаться дальше, продолжая ход истории. Поэтому радует то, что спектакль привлек большое количество неравнодушных зрителей; иные маленькие комнаты были полностью забиты любознательными, желающими послушать неторопливый рассказ актера. Пока есть интерес к жизни, истории и судьбам Севера.

И еще кое-что. Этот необычный проект напоминает мне кубистический портрет. Каждый рассказ, каждый звук и каждый кадр — это часть большого многогранного портрета, написанного со всех точек зрения. Здесь совмещение расцвета и упадка, богатства и бедности, добра и зла. Каждая уникальная грань цепляется за другую, они складываются в единое целое, и вместе это все — портрет Севера за все века и годы его истории, еще продолжающейся.