Городская среда

Города стагнируют, если не находят в себе уникальности

беседовал — евгений тенетов
фото — антон зубов, pastar.ru

Андрей Елбаев — архитектор-урбанист, руководитель проектов КБ «Стрелка», преподаватель международной магистерской программы «Прототипирование городов будущего» в Высшей школе урбанистики имени А. А. Высоковского, НИУ ВШЭ. Ведет авторский YouTube-канал об урбанистике. В этом году Андрей стал одним из разработчиков программы комплексного развития Архангельска, которую готовило КБ «Стрелка» по заказу правительства Архангельской области. Мы поговорили с ним о самых важных впечатлениях от Архангельска.

Андрей, ты сейчас занимаешься программой комплексного развития Архангельска. во время работы ты проникался городом, изучал, ездил, общался и т. д. какие впечатления у тебя о городе чисто человеческие, профессиональные, и как тебе кажется, как он должен развиваться и какие у него перспективы?

В начале был длинный визит. Нас возили по всему городу от порта Экономия до Варавино-Фактории и Малых Корел. Как городской планировщик я смотрю сверху, как бы из космоса. Город сильно растянут вдоль реки, и это его одна из ключевых проблем. Мы сейчас везде активно продвигаем идею городов компактных, где удобно ходить пешком, на велосипеде, общественном транспорте. Это основной вид мобильности. И вот такой подход тяжело реализуется в подобных городах. Потому что нет нигде достаточной концентрации, чтобы тебе было удобно пойти пешком. На уровне градостроительной политики есть два пути: а) пытаться что-то создавать новое, придумывать ему смысл, сохранять; б) попытаться город сжать.

Большие города притягивают людей, деревни умирают, происходит процесс централизации. Малые города стагнируют, если не находят в себе уникальности. И в этом смысле, когда население уменьшается, городскому бюджету тяжело справляться с большой территорией, а в Архангельске это особенно видно: в центре нет нормальных качественных тротуаров, а уж на окраинах и подавно. Поэтому стратегия сжатия будет суперактуальна. О ней не принято говорить на политическом уровне, это непопулярно. Но, например, моногорода, где есть частный бизнес, который является градообразующим предприятием, уже к этому пришли. Потому что понимают, что нужна качественная среда и для этого нам нужно город немного сжать. Соответственно, районы на окраинах мы постепенно и планомерно выселяем, и новые там не строим. Максимум можем оставить некий частный сектор. Идеальный вариант — дачи. Там не нужно городской инфраструктуры.

Это осмысленная попытка переселить людей ближе к центру, чтобы они были обеспечены инфраструктурой. Больницы, магазины, досуг. Если концентрацию такую удается набрать, то город становится городом. А город отличается от не города именно разнообразием видов использования и т. д. У вас раньше были трамваи, троллейбусы, сейчас нет, потому что очень сложно содержать эти объекты, когда есть такие расстояния.

Большой вопрос, как это расползание в длину прекратить. Ведь город расползается и частным сектором.

Городская земля имеет ценность. Вот и встает вопрос: сделать место под стоянку или под общественное пространство?


Второй пункт — ориентация на автомобиль как основное средство мобильности. От Краснодара до Магадана я объясняю, что это подход ХХ века. Он должен там и остаться. Благодаря этому у нас города и начали расползаться. Это было нормально, пока уровень автомобилизации не набрал определенную критическую массу. Городская земля имеет ценность. Вот и встает вопрос: сделать место под стоянку или под общественное пространство? В Москве, например, убрали парковки с улиц. Тверская была в 2010-х запаркована, сейчас там все живет спокойно с ориентацией на пешеходов.

В Архангельске много велосипедистов возраста 40+ и тех, кто пользуется другими мобильными средствами передвижения. Например, в Татарстане есть город Альметьевск, где мэр использовал большие дороги для велосипедистов. Сезонность вообще не проблема. В Архангельске для велосипедов инфраструктуры нет.

Автомобиль — это самое комфортное средство передвижения. С автобусом, даже с самым классным, нельзя сравнить. Но есть способы демотивации. Увеличить штат сотрудников, которые штрафуют автомобилистов. Даже если ты очевидно припарковался неправильно, то тебя не оштрафуют. Ты успеешь уехать. Это безнаказанно. И никакие парковки при таком отношении не будут работать. Люди задумаются, при снижении парковочных мест стоит ли мне ехать в центр, если я могу и пешком прийти.

Если мы пойдем к уровню снижения мобилизации, то будет хорошо. Молодежь все более активна в этом направлении. В Европе в историческом городе Лондоне в центре ездят только таксисты, красные автобусы и всякие службы доставки. Там жесткое вытеснение автомобиля. Огромные налоги за проезд по центру.

Другой подход. Нам нужно расширить дороги. Нам нужно сделать больше парковок. В Хьюстоне есть квартал с домами и квартал с парковкой. Пешком вообще нельзя ходить. Там просто нет тротуаров, потому что никто не пользуется.

Это довольно сложная проблема. И пока решить ни один город не смог.

В Архангельске проблема: проезжие части широкие и дороги убитые. Сейчас асфальт перекладывают. И надо сравнить статистику прошлого года и следующего. Все начнут ездить быстрей, естественного контроля скорости не будет. Надо делать уже полосы, карманы парковки, островки безопасности для безопасности на дорогах.

У людей есть лодки, рыбачить, ходить на яхтах, развивать речное судоходство. В Калининграде через каждые 10 метров стоит рыбак


У Архангельска есть определенная природная особенность — жизнь возле реки. он отличается от другого любого города. Как эта специфика должна работать?

В России почти все такие города, кроме Сибири. Все Поволжье и т. д.


Как использовать это?

У людей есть лодки, рыбачить, ходить на яхтах, развивать речное судоходство. В Калининграде через каждые десять метров стоит рыбак. Не хватает на набережной инфраструктуры: кафешек без алкоголя, проката великов, туалетов. Крымская набережная в Москве крутая, можно ее посмотреть как пример. Водный транспорт. У вас он убыточен. Набережная играет очень важную роль, она очень крутая. Она живая. В разных городах большие реки есть, а набережных нет. Поэтому в Архангельске в этом смысле все неплохо.


Как тебе кажется, если программа, над которой ты работаешь, будет одобрена, что нужно, чтобы она заработала?

Суть программы в том, чтобы деньги, которые выделяются на город, правильно распределить, создать некую дорожную карту, обозначить приоритеты. А дальше уже задача городских менеджеров реализовывать план.


Умирающие окраины затронет программа?

Нет. Этим занимаются менеджеры города. У Архангельска есть история, Арктика, федеральный университет. Не каждый город может похвастаться таким. Нужно, чтобы молодежь приезжала, жила комфортно, оставалась здесь. Архангельск должен стать кузницей кадров для Севера и Арктики. Одна из задач программы — вернуть Арктический форум. Нужна площадка. Скорее всего, это будет САФУ.


Есть что-то, что испугало, затронуло?

Я любитель такого треша. Мы пошли сразу к деревяшкам. Экзотика такая, деревянные тротуары. Все постепенно исчезает, разрушается. Поразили советские вывески. Есть очень интересные здания — рынок, высотка, дворец спорта, площадь Ленина. Мы были в мэрии, там классные советские интерьеры, деревянное панно в столовой, лестницы, старые потолки и остекление. Это круто! Хорошо бы это сохранять. Это как музей советского дизайна.