Смысл жизни

Бесформенные, или как жить играя

подготовила марина меньшикова


Мужчина в белых одеждах, с умопомрачительной шевелюрой танцует на побережье океана. Но разве это танец в общепринятом понимании? Это что-то, что идет из глубины человеческого естества, когда тело каждой мышцей проживает жизнь во всей ее полноте. Когда каждое движение продолжает предыдущее, тело будто бы перетекает из одной плоскости в другую, оно расслаблено и не имеет зажимов, в нем все гармонично.
Его партнер — девушка, которая двигается, как пантера. Мужчина и девушка взаимодействуют через движения, их танец — рассказ об их встрече, изменившей жизнь. Он из Рио-де-Жанейро, она — из Северодвинска. Но их не сумели разделить тысячи километров и языковые барьеры, ведь для истинных чувств существует интернациональный язык — язык тела.
Бруно Каверна о Play-Fight:

«Когда ум человека спокоен, он принимает всё, не оценивая и не создавая шума. Остается только беспристрастность и отрешенность, направленная на получение знания»

Бруно Каверна

Человек, ставший легендой при жизни. Танцовщик, хореограф, педагог из Бразилии. Живет везде — его дом там, где он находится в данный момент. Вчера это была Италия, сегодня — Россия. Бруно начал свой путь в мир движения с обучения бразильскому национальному боевому искусству — капоэйре. После было профессиональное обучение современному танцу, акробатике и различным видам боевых искусств (тайчи, русскому боевому искусству systema). Все накопленные за жизнь знания, собственный опыт телесной трансформации и горячее желание познать пределы человеческого организма нашли выражение в собственном детище Бруно Каверна.

Formless Arts, иначе Бесформенные искусства — это философия движения к истокам жизненных сил, это исследование тела и сознания через движение и борьбу. В этом течении практика базируется на двух оригинальных практиках Play-Fight и Liquid Body. Сегодня Бруно вместе с группой учеников путешествуют по всему земному шару и обучают всех желающих инструментам, с помощью которых каждый может обрести себя настоящего, первозданного, такого, каким каждый мечтает быть.

Марина Секачева

Хореограф из Северодвинска, более пяти лет преподает и живет в Санкт-Петербурге. Бруно стал ее учителем, соратником и спустя время — партнером по жизни. Сегодня Марина — единственный профессиональный практик и тренер Play-Fight в России. Несмотря на плотный график мастер-классов по всему миру, Марина часто бывает в Архангельске и Северодвинске, где дает новые знания местным хореографам и особенно много сил тратит на юных танцоров. В декабре 2018 года Марина провела серию занятий по современному танцу и Play-Fight практике для жителей Архангельска. Нам удалость не только побывать на ее занятиях, но и пообщаться поближе.

Бруно Каверна о Play-Fight:

«Я не призываю забыть все социальные ориентиры и впасть в нирвану, я лишь показываю их условность и учу людей играть с ними»

PLUS: Марина, после знакомства с Бруно поменялась ли твоя жизнь? Повлияли ли его взгляды на тебя?

Марина Секачева: Все в моей жизни складывалось так, что я должна была встретиться с Бруно. С пяти лет я в хореографии, после окончания школы вслед за сестрой поступила в Архангельский колледж культуры, но после первого курса обучения поняла, что нуждаюсь в других знаниях и другом опыте. Так я оказалась в Санкт-Петербурге, я поступила в госуниверситет имени А. И. Герцена на специальность «педагог-хореограф».

На первом курсе наш преподаватель современного танца Татьяна Тарабанова пригласила Бруно Каверна провести небольшой мастер-класс для студентов. Тогда я была под глубоким впечатлением от опыта, полученного на его классе. Через год класс повторился. Я нашла себя в практике Play-Fight, и я нашла своего партнера по жизни в лице Бруно. И вот уже четвертый год мы работаем вместе, взаимно дополняем друг друга во всех сферах, поддерживаем друг друга.

PLUS: Что же такое Play-Fight?

Секачева: Бруно всегда шел к этому открытию. Он создавал свою практику на протяжении всей своей сознательной жизни, более тридцати лет. И весь его накопленный опыт сложился воедино в Play-Fight. Это тренировочная практика, в основе которой сложился симбиоз танца, взаимодействий и принципов боевых искусств. Play-Fight дословно означает «игра в поединок», где собственно нет ни проигравшего, ни победителя. Play-Fight — это процесс исследования друг друга через взаимодействие, и направлен он на раскрытие, осознание и проживание своих блоков и паттернов, приобретаемых со временем каждым человеком.

Приступая к практике Play-Fight, человек постепенно находит свои блоки — символично их можно сравнить с кнопкой «стоп» в теле, месте, куда закрыта дорога, и начинает избавляться от них путем расслабления и раскрепощения. Здесь есть один важный аспект: Play-Fight — это всегда работа с партнером, потому что именно через отражение своих действий, направленных на другого, мы видим в другом человеке и лучше осознаем то, что в нас самих.

PLUS: Кому подходит Play-Fight?

Секачева: Практика подойдет для любого, кому интересно познание своего тела, его развитие и расширение границ его возможностей. Бруно обучает Play-Fight более десяти лет, сегодня он и его команда проводят мастер-классы, ретриты и лагеря в Европе и России. Его ученики различаются между собой, нет определенной закономерности, кому может понравиться эта практика, а кому — нет. Иногда группа формируется исключительно из студентов-танцовщиков, иногда это могут быть менеджеры или юристы. Чаще всего к нам приходят те, кто уже работал со своим телом в других телесных практиках. Иногда в классах принимают участие люди преклонного возраста, и это не мешает их тренировкам.

Те, кому практика дала наиболее сильный опыт и стала близка, продолжают следовать за Бруно, и таким образом последние четыре года сложилась международная команда единомышленников FormlessArts Team. Я в ней единственная представляю нашу страну.

PLUS: Мне посчастливилось присутствовать и даже принимать участие в твоих танцевальных классах в Архангельске, где я и познакомилась с несколькими упражнениями Play-Fight. Сразу подумалось, что эти техники хорошо были бы применимы в психотерапии личности.

Секачева: Да, практикой Play-Fight все чаще начинают интересоваться психологи и терапевты, ведь большинство людей, пришедших в нее, заметно меняются. Однако мы никогда не ставили цели оздоровительной и терапевтической для Play-Fight, эта практика все же про взаимодействия и танец, но, безусловно, через внутреннюю работу человека над собой. Мы не решаем с человеком его психологические проблемы, мы лишь даем инструменты, которые могут помочь ему увидеть свои блоки и проработать их через импровизацию с партнером.

Бруно Каверна о Play-Fight:

«Многие люди спрашивают: „С чего мне начать, чтобы избавиться от шума и лучше слышать себя?“ Всё просто. Следите за каждым движением и каждым ощущением. Это доступная всем практика, которую вы можете применять уже сейчас»

Эта практика требует подготовки, и не только физической. Работать с незнакомыми людьми, говорящими на разных языках (в международных группах Play-Fight общаются на английском — прим. авт.) с разным менталитетом, это нелегко. Однако, когда мы запускаем процесс, погружаемся в него, все социальные маски спадают, и остается сам человек, который выражает свои эмоции через язык тела. Мне как профессиональной танцовщице было трудно в первое время знакомства с Play-Fight практикой «отключить» мозг и делать так, как просит тело. Иначе сказать, мне пришлось забыть всю теорию и технику, научиться отключать годами наработанные паттерны. Забавно, но Play-Fight лучше всего обучаются дети, они лишены еще зажимов и страха, например, падения.

И это постоянный процесс познания себя, ни Бруно, ни я не останавливаемся на достигнутом, мы идем дальше. Часто со временем начинают быть видны изменения в теле, в поведении человека. Даже двухдневные воркшопы не передадут опыт, который может быть пережит после долгого погружения в практику Play-Fight. Это процесс, который если запустил в себя, нужно заниматься им всю жизнь. Ведь если возвратиться с обучения Play-Fight к привычному образу жизни, теряется навык быстро, и с ним легко могут уйти наработанные результаты, если не практиковать ежедневно самому.

PLUS: А можешь поделиться парой упражнений для простого обывателя?

Секачева: Вы двигаетесь, танцуете, импровизируете. Попробуйте делать это попеременно — то в напряжении, когда каждая мышца максимально некомфортно напряжена, словно вы робот, потом — то же самое делать в расслабленном, максимально комфортном состоянии. Я бы сказала, в природном состоянии. Между переходами от расслабления к напряжению и обратно пробуйте замирать, как в детской игре. Упражнение помогает проследить, как по-разному можно жить: в диком ежедневном стрессе, который копится и копится в теле, или в расслабленном спокойном состоянии, которое по факту дает больше шансов быть сконцентрированным, а значит, быть готовым вступить в игру без сопротивления.

Одна из главных идей Бруно в Play-Fight практике — замедление движений, чтобы исключить суету и нервозность. На низкой скорости возрастает чувствительность, можно, наконец, услышать себя, свой организм, чтобы понять, как тело реагирует на внешние раздражители. Особенно медленно двигаться приходится новичкам, на начальной стадии обучения Play-Fight.

Иногда просто нужно остановиться, замедлиться, чтобы просто дышать, чтобы ощутить вкус, цвет, запах мира, ощутить его тактильно. Сегодня Play-Fight актуален тем, что жизнь на планете набрала бешеные темпы. Дигитализация мира, ежедневная гонка от одной цели к другой, стресс, ставший привычным состоянием для организма.

PLUS: Часто ли с ваших мастер-классов уходят, признаваясь, что это слишком сложно?

Секачева: Да, такое бывает, и это нормально. Это работа со страхом, сопротивлением. Некоторым людям трудно даже дать другому человеку право дотронуться до себя. Телесный контакт сегодня — это проблема для многих. Однако почти все, кто уходит, признаваясь, что не может больше, возвращаются вновь. Что-то заставляет их опять попытаться преодолеть себя, свои паттерны. И все же хочу обратить внимание, наши практики мягкие — для начинающих мы даем лишь базовые упражнения, где человек может лишь слегка погрузиться в себя и послушать себя и что еще важно — партнера.

PLUS: Каковы ваши планы и перспективы развития Play-Fight?

Секачева: Мы с Бруно не хотели бы много говорить о планах. Если кратко, то мы ставим задачу максимально информировать людей о Play-Fight практике по всему миру. Так, наш земляк Максим Яруженец снял короткий, подробный и очень достойный фильм о Play-Fight. Также, возможно, будет выпуск книги о философии движения Formless Arts. И еще, скажу честно, я мечтаю привезти Бруно Каверна в Архангельск, чтобы земляки смогли лично убедиться в том, как работает Play-Fight практика. Ну а уже в марте мы с Бруно приглашаем всех на воркшопы в Москве и Санкт-Петербурге.