Фестиваль

Световое путешествие по Петровскому парку

Беседовала — Екатерина Тенетова
Фото — Ирина Ефимова

Как прогулка по зимнему петровскому парку может стать незабываемым путешествием? В Архангельском театре драмы готовят программу фестиваля света-2021. Мы подключились к «маяку» ещё на этапе мозгового штурма и поговорили с директором Архангельского театра драмы Сергеем Самодовым и продюсером, директором фестиваля «ночь света» в Гатчине Ольгой Аршанской о лайт-дизайне, событийном туризме, фестивале как лаборатории и даже получили совет, как понять современное искусство.

В последнее время слово «фестиваль» стало модным, активизировался фестивальный туризм. В вашем понимании, что получает зритель и участник фестиваля в отличие, например, от гастролей?

Ольга: Фестиваль в классическом представлении — это праздник. Если говорить о традиционных фестивалях, которым сотни лет, то очень часто они основаны на мифе, легенде, которая и формирует сценарий праздника. Например, я видела в Испании фестиваль «Винных коней», где одна улица соревнуется с другой в украшении лошадей и молодые мужчины на скорость бегут с лошадью под уздцы по узкой улице наверх к замку Каравака-де-ла-Крус. В маленьком городке Кампу-Майор в Португалии на протяжении трехсот или пятисот лет всем городом жители делают бумажные цветы и украшают город для фестиваля. Получается одновременно и соревнование, и объединяющая людей история. Фестиваль — это, в принципе, то, что объединяет. Правда, сейчас слово «фестиваль» часто теряет изначальный смысл. У нас полно фестивалей варенья-печенья, корюшки, фестиваль распродаж. В современном смысле фестиваль — это презентация творчества или производства разных участников в каком-то определенном жанре. Те фестивали, которыми занимаюсь я и моя команда — другого свойства. Это платформы для творческих коммуникаций художников, пространств и зрителей. Такой фестиваль — это лаборатория, исследование, развитие новых направлений современного искусства. Я надеюсь, таким получится фестиваль света в Архангельске. Это событие спровоцирует художественное сообщество Архангельска на то, чтобы попробовать сделать то, что давно хотелось, но не было повода и возможности. А для зрителя это способ прикоснуться к современному искусству.

И даже что-то понять в современном искусстве?

Ольга: Да, световое искусство отличается от прочего современного искусства большим эмоциональным вовлечением. Когда человек приходит в галерею современного искусства и при этом не является искусствоведом, то часто испытывает недоумение, выходит и… делает умный вид. Все, что касается светового искусства — другая история. Когда мы видим световую работу, то вначале включаемся эмоционально, потом интеллектуально, и таким образом нам легче воспринять арт-объект полноценно.

Как появилась идея сделать фестиваль света в Архангельске?

Сергей: На Севере у нас очень много темных месяцев, а самый темный — это декабрь, и мы хотим запрограммировать людей на то, что самое мрачное время в году скоро завершится и начнется путь к светлому. Так называемый солнцеворот. В этот день и планируется фестиваль света под названием «Маяк». 

Думаю, что после фестиваля у людей появляется оптимистичное отношение к будущему, а общение и совместное творчество активизируют ощущение счастья внутри. Поэтому мы тянемся к такой форме фестиваля-лаборатории.

Как вы планируете достигнуть этого формата?

Ольга: Каждый год мы будем заявлять тему, и на её основе художники будут предоставлять для отбора эскизы и описание своего проекта. Далее мы привлекаем экспертов, отбираем с ними лучшие проекты и распределяем средства на их создание. Фестиваль — это открытая презентация экспозиции в целом и знакомство аудитории с каждым арт-объектом.

Тема для фестиваля 2021 уже выбрана?

Сергей: Мы пошли от того, что 2021 год — юбилейный со дня рождения М. В. Ломоносова. Ломоносов как человек объединял в себе гуманитарное и техническое начало, был на стыке взаимодействия совершенно разных способов мышления. Этот синтез двух направлений и будет основным посылом фестиваля.

Ломоносов и современное искусство — смелое сочетание. Есть шанс, что Ломоносов отпугнет своим забронзовевшим образом?

Ольга: Наоборот! Ломоносов — человек, который был талантлив и в искусстве, и в науке, которому было любопытно пробовать, изучать и делать что-то новое. По сути, Ломоносов и есть воплощение самого сейчас актуального направления «art and science». А это огромное поле для фантазии и исследований. Конечно, не нужно строить арт-объекты «по мотивам» творений Ломоносова, повторять его мозаики. Но оттолкнуться от самой идеи универсальности и синтеза научного и художественного взгляда, взять его за основу….


Это важное историческое место, а не просто парк в центре


Традиционно мы представляем фестиваль света как демонстрацию эффектных проекций, мэппинга на стены домов. Это так?

Ольга: Я объездила более 15 фестивалей света по всей Европе. Да, в большинстве своем они проходят в городе на больших площадях и направлены на то, чтобы привлечь как можно больше туристов. В Лион приезжает больше миллиона людей на фестиваль света. Масштабные мэппинги, инсталляции, маршруты, построенные по улицам так, чтобы не создавать давку. Такие фестивали действительно создают огромное поле возможностей вокруг себя. Это огромная инфраструктура, которая работает на то, чтобы город богател. Для Гатчинского фестиваля мне удалось придумать другой формат: ночное путешествие для зрителей, творческое приключение и лаборатория для художников. Это роднит Гатчинский фестиваль с тем, что мы хотим сделать в Архангельске в Петровском парке. Входя в парк, мы входим в другое измерение, в другие предлагаемые обстоятельства, идем по маршруту, выстроенному заранее, или выбираем его сами, а потом возвращаемся в жизнь обычную. В парке возможно создать, срежиссировать особую атмосферу, пространство возможностей, в котором зритель будет общаться с каждым объектом, станет не наблюдателем, а участником.

Кто обычно принимает участие в фестивалях света?

Сергей: Хочется подчеркнуть, что одна из задач фестиваля — это не просто пригласить людей извне, но и создать свое сообщество творцов: прокачать местное сообщество и показать, что свет — это востребовано и актуально.

Ольга: Лайт-дизайнеры, художники-сценографы, театральные художники по свету, архитекторы, люди из смежных сфер. Они живут своей жизнью, работают по заказу и по заданию режиссера, продюсера, девелопера. а на фестивале есть возможность поэкспериментировать, быть главным автором, наконец, реализовывать свои собственные идеи. Кроме художников на фестивале в Гатчине работают около 200 волонтеров, и они, помогая создавать арт-объекты, учатся и прикладным навыкам и пониманию искусства.

Однако, Петровский парк сильно отличается от Гатчины…

Ольга: Небольшой и компактный. Но в нем есть очевидные точки, которые притягивают внимание художников. Слава богу, что у вас не дворцовый или музейный парк, где есть жесткие ограничения.

Сергей: У нас главное — не копать! Вообще, Петровский парк незаслуженно обделен вниманием, люди проходят и говорят — а вот очередной парк. Кто-то еще знает, что тут был собор и его разобрали, потом поставили театр. А знает ли кто, что здесь был Гагаринский сквер, крепость..? С этого места начался наш город! Представьте, вы идете с ребенком и рассказываете ему, что здесь поставили крепость и решили, что будет построен город. Это важное историческое место, а не просто парк в центре. Можно блистать знаниями о других странах, но вас всегда спросят, а откуда вы? Наша корневая система дает нам подпитку, когда мы собираемся куда-то идти. Без корней нас будет мотать, это очень тяжело. Поэтому для меня так важно обращать внимание на Петровский парк и придумывать новые форматы событий именно здесь. +