Культ личности Пахом

Беседовал — Глеб Тенетов

Фото — Екатерина Чащина

Фестиваль «Европейская весна» в этом году начался бодро и агрессивно — с концерта Пахома, одного из самых радикальных андеграундных российских артистов. Мы расспросили Пахома обо всём, о чём успели, между саундчеком и концертом в клубе «Колесо».

DSC049862.jpg

Глеб Тенетов: Сегодня Вы открываете фестиваль «Европейская весна». Чувствуете ли Вы некую ответственность перед зрителям? К слову, даже организаторы не говорили, что именно за перфоманс стоит ожидать.

Пахом: Для меня главное — хорошее настроение. А чувство ответственности и долга может сковывать творческий потенциал и тянуть вниз. Очень важно раскрепоститься. Поэтому я и переночевал в Архангельске, чтобы проникнуться и пропитаться этой атмосферой. Конечно, хочу, чтобы всё получилось искренним и ясным.

Глеб Тенетов: Именно искренность в Вашей деятельности очень важна. Ожидаете ли Вы подготовленную публику и что это означает для Вашего творчества?

Пахом: Да, искренность. Некая форма искренности, что формируется прямо перед концертом.

Также, конечно, присутствует импровизация. Я, если честно, сам не до конца понимаю, что сегодня будет. Я любую публику люблю. Подготовленная публика реагирует определенным образом. Случайный зритель реагирует всегда по-разному. Бывает ненависть и отвращение, но и это очень хорошо. Это пример живого взаимодействия.

Глеб Тенетов: Нужна ли обратная связь?

Пахом: Я так глубоко не копаю. Я считаю, что всё, что происходит в мире, имеет право быть. Если меня спрашивают: «Есть ли Бог?», я всегда отвечаю, что есть. Раз о нём говорят, значит, он есть. Ведь Бог присутствует в человеческой общности, да и для каждого он свой. Значит, Бог есть. Наша речь — это картина мира. И в этой картине есть разная публика. Но мне это не важно. Я вообще за демократичные формы общения. Я всё-таки занимаюсь просветительской деятельностью. Но не хочу изображать из себя сверх­умного человека. Я, скорее, дрейфую на волнах народной ясности. Кстати, я очень долго занимался изучением народной культуры, в том числе и северодвинской росписи. В этих культурах ясная философия. И моё творчество тоже выходит из фольклорных начинаний. Но фольклор не записной, не телевизионный, как Бабкина и прочие. Скорее, по характеру изложения ближе к «Гражданской Обороне». Я считаю, это тоже народное творчество. Ясная и чёткая постановка вопроса.

Глеб Тенетов: Кстати, о «Гражданской Обороне». Егора Летова часто называют «народным артистом». Мне кажется, что Летов был очень хорошим продюсером. Он знал, любил и разбирался в музыке как в некой форме подачи.

Пахом: Да, таким филофонистом.

Глеб Тенетов: Смотря на личность Летова, что Вы вкладываете в понятие «народного артиста»?

Пахом: Я все же говорю именно о эмоциональном направлении. Тут не должно быть лукавства, такой фиги в кармане. Искренняя подача и открытость — это для меня и есть народность.

Глеб Тенетов: Вы утверждаете, что если о каком-либо явлении говорят, значит, оно существует. Тогда как Вы рассматриваете свою фигуру в медиа?

Пахом: Я формирую свой образ, взаимодействую с окружением. Но одновременно показываю свою позицию нигилиста. Иду против шерсти. Не играю по чужим правилам, а предлагаю свои. Тогда это будет честный спор. Поэтому в медиапространстве я предлагаю свой продукт. Критикуешь — предлагай. Например, долгое время была группа поклонников «Зелёного Слоника», потом образовалась группа «Битвы Экстрасенсов». Моя задача как философа объединить эти течения.

Глеб Тенетов: Но Вам не принципиально, откуда Вас знают? Есть Пахом в фильмах Басковой и «Битве Экстрасенсов», но есть же и Пахом как художник, музыкант и, если обобщать, артист.

Пахом: Нет, совсем не волнует. Я же отношусь к жизни как к потоку. Поэтому не подсчитываю свою аудиторию и не наблюдаю за её происхождением.

Снимок экрана 2018-04-29 в 17.09.09.png

Глеб Тенетов: По поводу музыки. Известны Ваши работы с Прохором, с группой «Барто». Лично меня удивила совместная песня с «Буераком». Что послужило причиной такой коллаборации?

Пахом: Да, хорошая песня. Идею нам подкинули промоуторы клуба, в котором ребята тогда играли и записывались. Вдобавок готовился фестиваль «Боль», на котором мы вместе играли. Я очень люблю такую работу. Для меня это новая веха. Думаю, что любая коллаборация должна быть пунктом в истории обоих исполнителей. Поэтому я очень тепло вспоминаю совместку с «Буераком».

Глеб Тенетов: Как Вы относитесь к термину «Новая русская волна», который ввёл организатор «Боли» Степан Казарьян, и видите ли Вы себя в этой «волне»?

Пахом: Было бы как раз лукавством, если бы я оделся в одежду модного молодого человека. Всё же я уже дедушка, мне 52 года скоро будет. Я чувствую себя каждый день как новая волна. Для себя я она и есть. Моя жизненная установка связана с этими весами. Знаешь, когда приходит что-то новое или, наоборот, нечто уже забытое. Но сейчас я всеми руками за что-то новое и поддерживаю Степу в его нелёгком деле. Потому как всё же присутствует застой в русской музыке.

Важно, чтобы музыка вновь стало активным движением. Чтобы не было такого «прокисшего супа», в котором скопились все пожилые рокеры. Время безжалостно и всегда будет отмечать все новомодные явления и также легко с ними прощаться. А есть молодые ребята, которые приносят нечто актуальное, качественное и, повторюсь, искреннее. Всё зависит от силы, мужества и счастья. Есть же пример старых панк-групп, как те же Joy Division. Они жили по-настоящему в том мире, где есть и смерть, и жизнь. Ян Кертис так и поступил, взаимодействуя со смертью. Так что это очень важное состояние — «здесь и сейчас».

Задача мастера не сделать хорошо, а сделать то, чего не было раньше. И чем дольше ты живёшь в этом состоянии, как я, тем больше ты анализируешь и понимаешь. Вокруг меня уже появились формальные ученики и последователи. Я взаимодействую с молодыми людьми, делаем с ними совместные проекты. Я никому советов никогда не даю, пусть все развиваются по своему пути.

Глеб Тенетов: Вы не частый гость провинции?

Пахом: Почему же? Сейчас частенько бываю. Недавно мы ездили с картиной «50» по фестивалям. Помогли ребята из «Космосфильм», которые, кстати, сделали фильм про последний концерт «Гражданской Обороны».

Глеб Тенетов: Видите ли Вы разницу между зрителями столицы и маленьких городов?

Пахом: Также зависит от настроения (смеётся). Да и в той же столице может быть разная публика. Я за это не цепляюсь. В этом плане я космополит. В городской среде очень много модернистских наслоений, и реакция не всегда будет искренней. В маленьких городах отдача намного ценнее. В мегаполисе невозможно остановиться и подумать. Присутствует эта вечная гонка. Например, у меня был запой многолетний, всё это время думал (смеётся). А так уже шесть лет не пью.