История История одного разрушения

подготовила — татьяна пархомович


Сегодня главное горе Парижа — сгоревший Нотр-Дам, а мы свой разрушили своими руками. 90 лет назад в Архангельске взрывали и разбирали Свято-Троицкий кафедральный собор.

Академик Грабарь считал дореволюционный Архангельск одним из 13 городов-музеев, «архитектурный ландшафт которого был в своем роде единственным в мире». Спустя всего несколько десятилетий профессор П. Н. Савицкий писал: «К 1936 году Архангельск не существует более как город искусства…»

Архитектурной доминантой города, которого еще не коснулась рука большевиков, его самым высоким сооружением был Свято-Троицкий кафедральный собор. Он стоял примерно на месте современного Архангельского драмтеатра. Настоящий красавец высотой 51 метр, он был ориентиром для кораблей, входивших в архангельский порт, культурным и духовным центром жизни горожан. На площади у собора проходили городские праздники, смотры войск. Около него служили торжественные молебны, встречали почетных гостей, провожали арктические экспедиции. «Самый красивый и светлый храм России», — так было написано о нем в Памятной книжке Архангельской губернии (газета «Архангельск», 1913). Неоднократно собор посещали русские государи и члены царских семей. В прежнем деревянном храме, стоявшем на месте каменного, дважды побывал император Петр I в 1693 г. и в 1702 г. По преданию царь пел басом вместе с хором певчих на литургии. В 1819 г. каменный собор посетил Александр I. Император был поражен красотой иконостаса и царских врат. «Я всю Россию дважды объехал, но таких царских врат нигде не видел». В 1858 году в храме был Александр II. В 1913 г. собор посетила Великая княгиня Елизавета Фёдоровна.

Свято-Троицкий собор хранил в себе множество реликвий. Одной из значительных был сосновый крест, сделанный Петром I в память спасения его от гибели в Унских Рогах в 1694 г. при возвращении из Соловецкого монастыря. На подножии креста его создатель написал по-голландски надпись: «Сей крест соорудил Капитан Петр в лето от Христа 1694» (сейчас этот крест хранится в краеведческом музее). Среди других ценностей были штандарт и палестинский флаг со струга, на котором Пётр I совершал морское путешествие к берегам Поноя и Семи островов, три пушки с разбитых шведских судов.

В 1920 году в Архангельске, после короткого периода правления белогвардейского правительства, окончательно установилась советская власть. С этого времени в городе разрушаются и передаются под разные «хознужды» многие храмы.

В 1928 году в газете «Волна» развернулась кампания за снос или переоборудование Свято-Троицкого кафедрального собора в дом культуры: «В центре города, на Октябрьской площади, стоит собор, который уродует площадь… Таких соборов, как наш, да ещё и получше и подревнее, сотнями разбросано по СССР. И мы можем пожертвовать не ахти какую ценность для такого большого культурного дела»; «Октябрьскую площадь до сих пор уродует неуклюже стоящий собор. Это „достопочтенное“ учреждение не на своем месте»; «Лучше построить в Архангельске дом культуры, чем иметь из года в год перед глазами кафедральный собор. Купола намозолили глаза».

В газету писали рабочие и служащие, перечисляя деньги для постройки дома культуры. Защитников храма оказалось немного. 6 октября 1928 г. заведующая Северным краевым музеем Т. С. Бурлакина обратилась в редакцию газеты «Волна»: «Вряд ли было бы целесообразно для одного культурного начинания, для нового памятника современной архитектуры губить архитектурный памятник двухсотлетней давности».

В комиссию содействия постройке дома культуры 12 октября 1928 г. обратился Иустин Михайлович Сибирцев, член-корреспондент Академии наук, с предложением «принять все меры к неприкосновенному хранению собора как историко-художественной цен­­­ности, оставленной нам предками».

Против сноса собора выступил даже Наркомпрос. В ноябре 1928 г. в губисполком пришло письмо из Главнауки Наркомпроса: «Здание собора представляет собой большую архитектурно-художественную ценность, как грандиозное и выдающееся по декоративной обработке здание первой половины XVIII века…»

Но ничего не помогло. На заседании президиума Архангельского губисполкома 2 апреля 1929 г. принято решение об использовании храма под дом культуры.

Павел Бибин, клирик свято-ильинского кафедрального собора:

Времена, в которые мы живем, связаны с тем, что мы начинаем отмечать очень тяжелые даты, но пока не видно реальных изменений в сторону преодоления беспамятства того, что произошло на нашей земле. Пропала связь времен, пропали преемственность, традиция, все то, что укореняет народ в истории и дает надеяться на достойное существование не только в настоящем, но и в будущем. Собор был знаком и символом того, что в этом городе живут люди, которые хотят жить по-человечески и по-божески. Для этого нам нужно потрудиться, потому что никто другой не сможет этого сделать.

Но переделка требовала больших затрат. И Свято-Троицкий собор решено было снести. Уже 2 апреля в его сторожку вселился сотрудник строительного управления «Северолес», «имеющий своей задачей подготовительную работу к сносу здания собора».

20 апреля 1929 г. в газете «Волна» было опубликовано сообщение о том, что Архангельский кафедральный собор закрыт: «Центральный очаг дурмана Архангельской губернии, в последнее время обслуживающий горсточку верующих, будет разрушен».

В июле 1929 г. разборка здания подходила к концу.

Если сегодня встать рядом с драматическим театром и представить, что когда-то здесь стоял белоснежный собор высотой 51 метр, захватывает дух. Мы многое потеряли в архитектурном облике Архангельска за ХХ век. Ушла красота и гармония. С разрушением Свято-Троицкого собора разрушалось то, что раньше было дорого целым поколениям архангелогородцев, разрушался и сам человек. Это требует осмысления, восстановления культурной и исторической памяти, возрождения лучшего начала в людях. Но, может быть, зная всё прекрасное, что было в архитектуре и истории Архангельска раньше, мы сможем этим вдохновляться и бережнее относиться к своему городу, просто его любить. +