Про нас Про самопринятие
и внутренние «нельзя»

автор — ирина депутат, кандидат биологических наук, психолог

иллюстрация — евгений тенетов


Я переходила дорогу в неположенном месте, и стоявшая на другой стороне женщина спросила: «А здесь можно переходить?» Я ответила: «Нет, нельзя!» На что она сказала: «Но Вы же перешли?!» То есть ей нужно было разрешение, чтобы позволить себе нарушить правило.
Это вопрос самопринятия — я такой или такая как есть, я принимаю себя и забочусь о себе, я «разрешаю», потому что я умеренно (или абсолютно, тут уж как кому повезет) здравомыслящий человек, я не осуждаю себя за промахи и неудачи, я у себя есть.

Мое деформированное психологическое воображение (или опыт?) сразу нарисовало картинку: она живет «с оглядкой на других», ограничивает себя в тратах («куда мне вторые ботинки, еще коньки не износились»), довольствуется малым («не жили богато, нечего и начинать»), стесняется новых знакомств («я сто лет никуда не выходила, опозорюсь») и проживает чужие жизни в телепрограммах или соцсетях, при этом основательно эти жизни критикуя («Примадонна так растолстела, какое счастье»). Да, а еще она иллюзорно контролирует своих близких — предупреждает их желания; яростно следит за порядком в доме («я валюсь с ног, но отдохнуть нельзя, ведь белье само себя не выгладит»); недосыпает, чтобы разбудить утром великовозрастных детей; играя в театральной миниатюре «Я лучше тебя знаю твою норму» в гостях и на праздниках, ограничивает мужа в приеме алкоголя, сопровождая шипение по этому поводу пинком под столом.

И постепенно круг замыкается — я стараюсь, меня недооценивают, я жертвую собой, жизнь — боль, и… надо стараться еще больше. И, кстати, у мужчин всё еще хуже, сложнее и запутанней — на них давит общество и необходимость всё время чего-то достигать и чему-то соответствовать.

В такой жизни много внутренних «нельзя», «неправильно», «несправедливо» и других ограничений. О чем говорят эти запреты и контроль? О тотальном беспокойстве и тревожности по поводу неопределенности будущего (и настоящего), о «магическом мышлении» — я контролирую, значит, предупреждаю любую опасность и если что — «…тучи разведу руками…». О наличии страхов не соответствовать чужим ожиданиям и быть «недостаточно хорошим и правильным» и непринятым-отвергнутым этим миром.

По существу, внутренние запреты и желание всё контролировать отражают глубинный детский страх «что скажет мама?». Как в том анекдоте про девушку, которая тщательно тушила сигареты, чтобы не случился пожар, «…а то приедет телевидение, меня покажут по телеку, и мама узнает, что я курю…» То есть мы взрослые, а установки детские.

И жить с этим можно, но трудно и зачастую несчастливо. «Разрешить» или «запретить» себе — это всегда про выбор, про принятие решения и, как следствие — про ответственность за этот выбор и возможность ошибаться. Установка о том, что мы достаточно хороши, даже когда неидеальны, и о том, что мир не рухнет, если мы поменьше станем контролировать всё вокруг и самих себя, гораздо более здоровая и взрослая. Это вопрос самопринятия — я такой или такая как есть, я принимаю себя и забочусь о себе, я «разрешаю», потому что я умеренно (или абсолютно, тут уж как кому повезет) здравомыслящий человек, я не осуждаю себя за промахи и неудачи, я у себя есть. А тогда когда «я есть» — нам не страшно одиночество, мир становится интересным и совсем не враждебным, мы с большей отдачей можем поделиться с другими и даже позаботиться о них! То есть мы проживаем счастливую, в целом, жизнь.

Ну а мама уже давно разрешила нам повзрослеть, и, может быть, теперь наша очередь раздавать разрешения самим себе! +