Своими глазами Архангельский Гамлет побывал в Эльсиноре

автор — сергей самодов

фото — сергей самодов


Новый сезон Архангельский театр драмы откроет «Гамлетом» У. Шекспира. Серьезность заявки обязывает к не менее кропотливой подготовительной работе. Так, подобно герою Бориса Шергина Ване Датскому, директор театра Сергей Самодов, главный режиссер Андрей Тимошенко и исполнитель главной роли в будущей премьере Иван Братушев отправились на поиски смыслов непосредственно к месту действия трагедии — в Эльсинор — датский замок Кронборг в городе Хелсингёр.

Как только поезд «Копенгаген —Хельсингёр» доставляет нас до пункта назначения, понимаешь всю ценность трона Эльсинора, за который были готовы пойти на убийство: замок и шведскую сторону разделяет пролив Эресунн шириной всего четыре километра. «Вот откуда грозил Эльсинору Фортинбрас!» — заметил Андрей Николаевич, глядя вслед уходящему в сторону «Тре крунур» парому.

Выгодное стратегическое расположение позволяло крепости собирать пошлины с кораблей, покидающих Балтийское море, а, следовательно, Гамлет мог наследовать процветающее королевство с регулярно пополняемой казной. В действительности Кронборг был в составе Ганзейского союза и собирал пошлины до 1857 года.

Однако, вернувшись после обучения, принц едва ли находит и намек на великолепие и надежду на будущее.

 

Замок в круглосуточном режиме готовится к войне. И нас, обычных туристов, современный Кронборг встречает четкими чеканными шагами марширующих на плацу и выкриками военных команд. Теперь только в динамиках, ведь последний солдат покинул крепость в 1991 году. Гарнизон в Эльсиноре просуществовал с 1425 года.

Крепость окружает ров, в котором сейчас плавают лебеди. Но торчащая из воды женская рука в патине намекает, что место смерти Офелии могло быть именно здесь. На руке не хватает одного пальца. Возможно, кто-то из любопытных туристов или фанатов «Гамлета» бросился в канал, чтобы ухватить себе «сувенир» на память.

Погода благоволит нашему путешествию. Солнечно, но порывистый ветер с Балтики напоминает: этот край рождает суровых людей. Люди здесь во власти двух стихий: воды и ветра.

 

Насколько море может быть теплым в феврале, Иван проверил на себе. Для съемок тизера спектакля актеру пришлось в одежде выйти из морской пучины, не обращая внимание на запрещающие купаться знаки и камеры видеонаблюдения охраны. Кадр получился с первого дубля.

Сам замок можно разделить на три части. 146 ступеней, и вы попадаете на башню — местную площадку обозрения. Здесь Иван читает монолог «Быть или не быть» дуэтом с непрекращающимся балтийским ветром. В поиске тени отца Гамлета можно пройтись по старинным катакомбам, чтобы представить себе аскетичный быт раннего средневековья до эпохи Просвещения. Там же где-то спит с мечом в руках другой принц — Хольгер Датчанин. А вернее, его статуя. Легенда гласит, если страну постигнет катастрофа, то он очнется ото сна, чтобы, подобно былинному богатырю, встать на защиту родины.

Еще один экспозиционный маршрут посвящен Фредерику II. Роскошные палаты, камины, бесчисленное количество гобеленов. За одним из таких вполне мог прятаться Полоний, подслушивая разговор Гамлета и матери. Главное место замка — Бальный зал длиной 62 метра — легко представить, как здесь на клинках сходятся Гамлет и Лаэрт, как пьет вино Гертруда, как среди тел, павших в интригах в борьбе за трон Эльсинора, появляется, поднимая корону, тот самый норвежский король, которого все боялись и с кем готовились воевать.

Отдельный выставочный зал посвящен самой пьесе Шекспира. На фотографиях изображены прославленные актеры, сыгравшие Гамлета: Лоуренс Оливье, Джуд Лоу… Кстати, впервые пьесу сыграли в самом замке в 1816 году. Постановка была приурочена к 200-летию со дня смерти Уильяма Шекспира, а роли исполнили гарнизонные солдаты. С этого времени «Гамлета» в его «родном» Эльсиноре ставят регулярно.

В стенах замка ты как никогда веришь в реальность описанных событий. Литературные персонажи оживают в конкретных местах, видах из окна, звуках, запахах Кронборга. Здесь ты теряешь частичку «бы», когда размышляешь о возможных местах действия персонажей. Всё становится точным. И даже если исторически с датским правителем Amletus-ом — прообразом Гамлета — всё было несколько иначе (а как оно было в реальности, даже не скажет легенда), ты понимаешь, что иначе как в пьесе Шекспира уже быть не может. Это тот пример, когда художественное начало замещает собой фактическое историческое. Наверное, это и неплохо. В конце концов, «Гамлет» — это не просто самая длинная пьеса английского драматурга (4042 строки и 29551 слово), но и гипертекст, который раскрывается слой за слоем с каждой новой постановкой. Какой она получится в Архангельском театре драмы, какие смыслы удалось уловить, благодаря поездке в Данию, узнаем 28 и 29 сентября.