Культ личности - Игорь Годзиш

  • 24.10.2017
  • 0

ГОРОДСКИЕ ПОДРОБНОСТИ

Совместный проект с панорманым баром «Чердак»
Фото - Гриша Аншуков

Более двух лет в Архангельске нет должности мэра, появилась новая — глава города Архангельска, фигура не политическая, а скорее административно-хозяйственная. Но вопросов  и проблем городских от этого пока не меньше. Но, согласитесь, прежде чем задавать «неудобные» вопросы неплохо бы сначала познакомиться. Так мы и сделали. Знакомьтесь, глава города Архангельска,
Игорь Викторович Годзиш.

Беседовали:

Евгений Тенетов - главный редактор журнала PLUS

Игорь Годзиш - глава муниципального образования  «Города Архангельска»

Ирина Шадрина - щеф-редактор ГТРК «Поморье»

Ирина Шадрина: Игорь Викторович, дело в том, что мы очень мало о Вас знаем, хотя вы уже два года на посту градоначальника, вы очень приятны в общении, хорошо говорите, остроумны... Журналисты таких любят.  А скажите, откуда ваши корни? Судя по фамилии, вы вовсе не северный человек?

Игорь Годзиш: Всю свою сознательную жизнь, с трёх лет, живу в Северодвинске, а сейчас уже в Архангельске последние два года. Корни у меня украинские, может быть, ещё дальше, но то, что я знаю, это Украина, Хмельницкая область, город Волочиск, районный центр небольшой. Мама и папа из одного района, жили друг от друга в пяти километрах, хотя познакомились, на удивление, в Ленинграде, когда вместе там учились, каким-то образом их свела жизнь... Вначале они из Ленинграда приехали обратно домой, а потом слава о Северодвинске, новом, динамичном городе, докатилась и до Украины, и отец с другом рванули на Север. Отец работал электриком, его друг наладчиком, а мама приехала спустя два года вместе со мной на «подготовленную почву». По рассказам мамы, когда меня привезли, я ни слова не знал по-русски.

IMG_5313.JPG

Ирина: А сейчас у вас даже акцента нет!

Игорь: 45 лет почти прошло с той счастливой поры! На Украине крайний раз я побывал в 2012 году, удалось посетить могилы близких людей. Осталась тётка, есть двоюродная сестра, двоюродный брат, но, по большому счёту, из близких родственников уже практически никого. Моя родина уже здесь, потому что вся сознательная часть жизни прошла на Севере. Все друзья здесь, так в жизни сложилось. Да и события последних лет на Украине и у меня шрамчик оставили на сердце.

Евгений Тенетов: Давайте тогда об Архангельске? Архангельск — первая судоверфь, первый российский порт. Архангельск — очень морской город. Город рыбаков, полярников. Потом из нас пытались сделать город лесников. Ипостаси очень часто менялись в зависимости от государственных задач. Как Вам кажется, сейчас какая задача стоит перед Архангельском? Каким он должен быть сейчас?

Игорь: Да, Архангельск делал свои самые гигантские шаги в развитии под влиянием тех или иных решений, которые принимались на федеральном уровне. Но многое из того, чем мы гордимся сегодня, это и первые трамваи, это и электростанция, оно ведь родилось не тогда, когда были некие решения в Москве, и вдруг Архангельск получил бешеные инвестиции, а именно благодаря тому, что архангелогородцы не сидели сложа руки и не ждали манны небесной, а искали, развивались, решали задачи внутри. Не надо надеяться на Москву, надо искать внутренние силы. Я не согласен, что нужно расстаться с историей про лес. Да, умерли технологические решения, которые были реализованы в 60-70-е, но мы видим, что идёт поиск нового. Например 25-ый лесозавод модернизирован и конкурентоспособен. Дай Бог соломбальским инвесторам, чтобы у них проект на СЛДК сложился, как они его запланировали, но мы чётко понимаем, что, например, в Соломбале не будет работать на этом предприятии 12 тысяч человек просто потому, что сегодня технологии позволяют меньшим количеством людей добиться требуемого результата. Развитие технологий и сервиса — это то, к чему мы идём. Сервис для человека, экономика для человека.

Ирина: Что значит «сервис для человека»?

Игорь: Это, прежде всего, ответ на запросы, наши с вами, как горожан. Сегодня рождается новая экономика в Архангельске. Мы её не замечаем, пока смотрим искоса, это экономика, основанная на благоустройстве.

Евгений: Но пока мы замечаем, что весь город застроен пустыми торговыми центрами...

Игорь: Согласен. Но это была реакция на запрос 90-х годов, когда вдруг торговля вышла на первый план...

Ирина: Вы, я думаю, читали Евгению Фрезер «Дом над Двиной», где она рассказывает об Архангельске начала XX века как об одном из немногих городов в мире с широченными красивыми улицами. А ещё, конечно, соборы, река с пароходами… Сейчас такого простора нет! Всё застроено.

Игорь: Вы очень интересный период взяли —  начало ХХ века — в городе всего 30 тысяч жителей. В 50-х годах Архангельск превратился в жуткий перенаселённый «шанхай». И сегодня город развивается, исходя из той среды, которая существует вокруг него. Сейчас бизнес пытается развивать новую часть истории, начинает развиваться экономика сервиса.

Ирина: Говорят, по количеству аптек можно судить о том, насколько больны люди в городе. А по количеству хороших дорог тогда о чём судить? Их как не было, так и нет. Бизнес меняет технологии внутри торговых центров, а снаружи прогресса как будто нет.

Игорь: Согласен с вами, мы до сих пор не осознаём какой экономический эффект могут дать городу хорошие дороги, грамотная организация дорожного движения, грамотная организация пассажирских перевозок внутри города. Денег бюджетных никогда не бывает достаточно, и если выделяются средства, то они должны выделяться на ту среду, которая даст максимальный эффект сразу. Поэтому к новым дорогам мы предъявляем особые требования, жёстко подходим к контролю качества, из 11 дорог, которые в Архангельске делались, каждая прошла через лабораторный контроль.

Ирина: То есть можно надеяться, что они постоят хотя бы не год, а два?

Игорь: Они должны простоять не год-два-три, они должны чётко отработать весь гарантийный срок без всяких проблем и работать дальше. Потому что дороги, которые делались под очень жёстким контролем, например, Московский проспект, работают до сих пор. Но сейчас мы в том положении, что должны стараться обеспечить хотя бы беспрепятственный проезд по имеющимся дорогам. Если мы сейчас ухнем все «дорожные» деньги на строительство новых дорог, у нас не хватит на ремонт старых, и в итоге ситуация только ухудшится. Такова реальность.

IMG_5330.JPG

Ирина: Но так же не может быть бесконечно. Мне кажется, нужно всё-таки сделать на раз качественно, сделать так, как положено, а не так, как привыкли.

Игорь: Абсолютно согласен! Деньги на дорожное строительство нужны, как воздух. У нас один проспект Советских Космонавтов, хотя бы тот участок, который самый проблемный...

Евгений: Самый знаменитый, с ямами и развалюхами?

Игорь: Он стоит 230 миллионов рублей. Ленинградский, который надо расширять, стоит 310 миллионов рублей. Это мы ещё не берём 300 километров дорог, которые вообще без покрытия. Мы подали весь перечень ключевых дорожных объектов агломерации «Большой Архангельск» в регион, и регион должен представить эту информацию в федерацию. Без этого потока средств город абсолютно точно не решит эту проблему самостоятельно.

Ирина: Вы ведь учились в Сколково по программе стратегического развития Архангельской области. Что-то используете сейчас?

Игорь: Наша команда в Сколково занималась проектом сервисного развития северного морского пути и местом Архангельска, Северодвинска, судостроительного кластера в этом процессе. Мы прогнозировали верно — Архангельск сегодня как раз предлагает сервис. Мы обладаем технологиями, мы обладаем производственными мощностями, портовыми мощностями, самое главное, что можем предложить, — это интеллект, культуру. А это всё сервис.

Евгений: Ага, культура  — это сервис и услуги…

Игорь: Это всё сервис, на самом деле. Культура входит в пакет услуг инфраструктуры города и является важнейшей его компонентой.

Ирина: Игорь Викторович, а вот то, что ближе к людям. К чему мы идём? Каким вы видите Архангельск? Вы какие себе цели как градоначальник ставите?

Игорь: Вы знаете, мне кажется самое важное чтобы главным человеком в городе стал житель. Не чиновник, который сидит на Ленина, 5, и даже не большой чиновник, который сидит на Троицком, 49, а простой человек, девчонка или парень, который вышел из подъезда, и понимает, что на этой территории его ждут.

Евгений: Вот Вы говорите — хозяином становится горожанин, а как же это осуществить, если традиционная, принятая давно во всей Европе и работавшая в России муниципальная демократия отменена?

Игорь: Хитрый вопрос задаёте. Согласен. Выборы — ключевая история. Люди, выбирая руководителя, оказывают ему доверие. И, наверное, возврат к этой системе будет правильным. Но поставив человека на должность, люди должны иметь возможность с него спросить. Вот сегодня с меня, человека, которого выбрали депутаты Городской Думы, спросить гораздо проще. У депутатов есть механизмы, и они достаточно легко могут сменить главу города. Не справляется со своими задачами, глава покидает пост. Вы знаете, в чём парадокс этой ситуации? Вот когда мы говорим о прямых выборах главы города, мы всегда забываем, что в том варианте выбора, который 136-ым законом предусмотрен, люди участвуют через своих представителей — депутатов. Можно подумать, что люди, проголосовав за депутата, тут же теряют к нему доверие? Нет, этого же не происходит, я знаю, как депутаты работают. И сегодня люди через депутатов могут влиять, в том числе, и на главу города. Нам вместе с горожанами и депутатами надо добиться, чтобы в городе просто стало хорошо. С огромным трудом идёт проект по транспорту. Запускается логистика вывоза мусора. Людям кажется, что дали команду, и завтра вывезут весь мусор. В ручном режиме управления можно вывезти мусор. Но нельзя выстроить систему. Это всё требует времени. А если не получится, примут люди решение, что они хотят прямых выборов, значит, так надо.

IMG_5361.JPG

Евгений: Судя по той явке, которая у нас на выборах существует сейчас, люди вряд ли какое-нибудь решение примут…

Игорь: Это печально. Я недавно был в наших побратимских городах в Европе и Израиле и знаю, насколько люди внимательно подходят к вопросу выборам муниципального уровня власти. Для каждого горожанина мэр города гораздо важнее чем, глава государства.

Евгений: Это абсолютная правда. Я разговаривал с жителями нашего норвежского города-побратима Вардё, люди говорят: «Нам абсолютно всё равно, что происходит в Осло. Нас волнует наш Вардё и наша губерния Финнмарк».

Игорь: Вы знаете, мне кажется, это и к нам придёт.

Ирина: Игорь Викторович, в чём измеряется эффективность работы главы города?

Игорь: Самый первый и важный документ, за исполнение которого отвечает глава, — это бюджет. Чем выше эффективность, чем более полно мы его исполняем, тем лучше работает команда в целом. Если мы эти средства вложили реально в город, люди это видят, значит, сработали эффективно. Если им стало легче работать в городе, стали более понятны правила, значит, работаем эффективно. Вот такие мерила.

Ирина: Игорь Викторович, согласитесь, от города есть ощущение неухоженности. Ведь уезжают люди отсюда не потому, что здесь плохая погода или мало кинотеатров, а потому что некомфортно. Разве нельзя, к примеру, обязать владельцев торговых центров благоустраивать территорию вокруг и содержать её в чистоте?

Игорь: Такой диалог действительно ведём. Но реальный выход только один — у каждого квадратного метра должен быть хозяин. У города есть своя территория, так называемая территория общего пользования — это дороги, тротуары, это то, что мы должны содержать и будем содержать. Но прилегающую к жилым домам территорию должны взять на себя жильцы. Никогда не будет у города столько денег, чтобы содержать всю территорию в порядке. Это мировая практика.

Ирина: Вам Архангельск удалось полюбить? У меня такое ощущение, что вы сердцем в Северодвинске.

Игорь: В Архангельске масса мест, которые не любить невозможно! Здесь есть дух времени. Северодвинск — родной город — он всегда был молод, это город-завод. Архангельск притягателен своей стариной, мудростью. И потом, в Архангельске есть дух свободы.

Ирина: А как семья отреагировала на эту вашу новую должность?

Игорь: Достаточно тяжело! Они оказались вырваны из родной среды. Дочери пришлось поменять школу, это всегда не просто. Я говорил жене, это не работа — это служба. Светлана у меня очень понимающий человек, и мы уже очень много лет вместе, спасибо ей огромное за понимание.

Евгений: Мне кажется, это говорит о хороших человеческих качествах вашей супруги, когда без явного удовольствия принимают высокие должности. Это такая редкость теперь.

Игорь: Я очень люблю и уважаю свою жену, и мы сели все обсудили и приняли решение, надеюсь, правильное.

Евгений: От семьи снова к городу. Для Вас, как для технаря, город — это механизм или это живой организм?

Игорь: Вы знаете, раньше, когда был технарём, казалось, это механизм. Где-то подкрутили, где-то починили, наладили, и всё живёт. А как только люди добавляются в систему, это совсем другая история, город — очень сложный живой организм.

IMG_5510.JPG

Евгений: Тогда давайте по-живому… Вы говорите, что в Архангельске есть душа, есть дух времени, есть остатки старины. И, действительно, это так. Но, тем не менее,  с этой стариной связана большая проблема — это памятники архитектуры, которые, сами знаете, в каком состоянии. Я понимаю, что они не в вашем ведении, но, я хочу услышать ваше мнение, как градоначальника, есть у этой проблемы решение?

Игорь: Когда мы анализировали ситуацию, пришли к пониманию, что, если всё оставить как есть в сфере полномочий и ответственности, ничего не изменится. Поэтому начали формировать программу содержания и восстановления памятников. Цель простая: собрать в единый реестр всё, что находится на территории города Архангельска, вне зависимости от того, в чьих полномочиях на сегодняшний день этот объект. А дальше уже будем определяться с историей про финансирование. Да, так складывается, что денег не хватает никогда. Но сейчас важно подготовить документ, и потом уже с этим документом можно искать деньги, а лучше всего инвесторов. И такой опыт уже есть.

Ирина: Игорь Викторович, один раз я видела Вас в храме… Вы верующий человек?

Игорь: Знаете, вера для меня большая работа, и будет честным, если я скажу, что нахожусь на пути к Богу.

Ирина:  Помню, на презентации «Доброго ТВ» Вы говорили, что такие проекты нужны, потому что они «пропагандируют другие подходы». Насколько я поняла, другие — это внимательного, уважительного, бережного отношения к людям. Мне бы очень хотелось, чтобы Вы поучаствовали в проекте, потому что, на мой взгляд, добрый Архангельск — это добрый глава города  тоже. Добрый — не в плане «добренький», а добрый — в плане понимающий, и готовый предлагать решения.

Игорь: Ирина, согласен, у меня даже есть предложение. Глава муниципального образования такого крупного, как Архангельск, да, выезжает на те или иные мероприятия и получает там подарки. И этих подарков в наших запасниках достаточно много скопилось. А что если выставлять эти предметы на аукцион, а средства направлять на благотворительные цели в рамках «Доброго ТВ.

Ирина: Это замечательная идея, будет понятно, откуда эти деньги и на что они пошли.

Игорь: Да, это интересный проект. А телевидение очень классный, эффективный инструмент. Надеюсь, нам удастся запустить проект и сделать его и постоянным.


Назад

Комментарии (0)

CAPTCHA